«Доктор, мы потеряли дочь...»
news_header_top_970_100

«Доктор, мы потеряли дочь...»

Психологи работают в режиме горя

Об особенностях реакции на чрезвычайную ситуацию в республике и специфике работы с пострадавшими и близкими жертв катастрофы на «Булгарии» шла речь на семинаре, который по инициативе Татарстана провели с казанскими психологами, психиатрами и психотерапевтами их столичные коллеги. Начальник отдела реабилитации Центра экстренной психологической помощи МЧС России Наталья Пикулова встретилась с коллегами в конференц-зале онкоцентра РТ, оторвавшись от работы в Республиканском бюро судмедэкспертизы, где московские специалисты практически без сна и отдыха помогали всем, кто пострадал.Специфика       - Все специалисты нашего центра экстренно реагирующие. В моменты чрезвычайных ситуаций федерального и международного масштаба мы оперативно выезжаем на место трагедии тем составом, который находится в состоянии экстренного реагирования, - пояснила Наталья Юрьевна.За время работы в Казани сотрудники МЧС РФ должны подготовить документы для дальнейшей работы местных специалистов минздрава и соцзащиты, которые после отъезда московских коллег будут помогать пострадавшим и потерявшим близких во время кораблекрушения. В том числе классификацию всех причастных к трагедии - распределить их по определенным группам. Списки, где указано место проживания, возраст, категория, в которую определили того или иного пострадавшего.      - Мы выделили три группы. Первая - это дети, потерявшие родителей. Вторая - пожилые люди, потерявшие взрослых детей. В рамках закона и те и другие имеют право на определенные социальные льготы и компенсации. Третья группа - это уже категория, выделяемая психологами, - родители, потерявшие детей. В ней самый высокий риск суицидов, поэтому социальные работники должны взять их на особый контроль. Даже если специалистам пришлось реагировать экстренно, информация все равно передается вышестоящим органам, вплоть до указания специалиста, которому рекомендовано решение этой проблемы.      - В Казани, например, нам позвонила семья. Супруги рассказали, что потеряли маленькую дочку, им очень тяжело, и попросили помощи. Таким семьям мы рекомендуем местных психологов и психотерапевтов, которые будут вести их в дальнейшем. Данные о самых острых случаях передаем в Минздрав РТ. Но по возможности стараемся решить проблему на своем уровне, - заверила Наталья Юрьевна.

Особенности менталитетаОтмечаются ли в нашей республике какие-либо особенности реагирования людей на чрезвычайную ситуацию, узнавали казанские медики у столичных коллег. Реакция на каждую чрезвычайную ситуацию в регионе с определенными культуральными особенностями кардинально отличается от других, ответили им.         - Например, в Белоруссии после теракта в метро нам работать было легко. Там у всех жителей очень развита семейная поддержка, - пояснила Пикулова. - Они не встревоженные. Так что работа у психологов ограничивалась только острыми реакциями. Мы столкнулись лишь с двумя сложными случаями. Одна женщина потеряла свою сестру-близнеца, с которой у нее была очень тесная связь. На опознании ей казалось, что там лежит она сама. Сложно оказалось и с матерью, которая накануне взрыва запретила единственной дочери выходить замуж и отправила на аборт. А дочь на следующий день погибла в метро. Но в целом мы сталкивались с классической реакцией, описанной в учебниках по психологии.В Татарстане же в силу религиозных убеждений мусульман остро встал вопрос о вскрытии тел погибших. У вас люди очень эмоциональные, привыкли выражать свои чувства нестандартно. Но для них это нормальная реакция, или, как говорят психологи, работа горя. Особенность вашего региона еще и в сильном эффекте так называемого сарафанного радио. Кто-то что-то услышал, кому-то передал, слух распространяется, начинается паника. Например, как-то на пирс выгрузили три черных мусорных мешка. В толпе родственников сразу началось волнение: «Выгрузили тела, я сама видела». «Это женщина младше 17 лет». «Вы почему от нас скрываете?!» - и так далее. Это ваша местная специфика.Во избежание волнений среди пострадавших и родственников информацию нужно давать осторожно, перепроверяя ее у специалистов МЧС.Способы релаксацииРабота психологов и спасателей - одна из самых сложных. Она требует большого эмоционального напряжения. Поэтому многих психологов интересовало, как справиться с полученным стрессом. Наталья Пикулова рассказала казанским коллегам, что все сотрудники МЧС обязательно проходят так называемое постэкспедиционное обследование. Также им положены 20 дней санаторно-курортного лечения.      - Рекомендую найти для себя какую-то отдушину, хобби, которое помогает снять стресс. Например, многие мои сослуживцы занимаются йогой, - поделилась Наталья Юрьевна.Главный вывод встречи: специалистам нужно сделать все, чтобы после такой трагедии избежать всплеска суицидов, нервных и психических расстройств у пострадавших, родных и близких погибших.