Должник поневоле: история казанца, решившего убрать в квартире газовую колонку
news_header_top_970_100

Должник поневоле: история казанца, решившего убрать в квартире газовую колонку

Решив отказаться от газоснабжения в своей квартире, мой знакомый никак не предполагал, что подобная инициатива может обернуться арестом его автомобилей.

Три года назад казанец Михаил Фролов принял решение полностью отказаться от газа в своей хрущевке. Он долго вынашивал подобный план, поскольку считал, что электричество вполне способно справиться со всеми семейными и хозяйственными задачами. Окончательно сподвигло его на этот шаг одно происшествие. Как-то, проснувшись среди ночи, он пошел в ванную и включил воду. Тут же автоматически включилась газовая колонка. Через мгновение раздался хлопок. Он был такой силы, что гофрированная труба вытяжки улетела в соседнюю комнату. Обошлось без жертв и разрушений, но произошедшее напугало.

Кроме того, как раз за неделю до этого к Михаилу приходил газовщик и настоятельно рекомендовал отказаться от газовой колонки или хотя бы поменять ее на новую. Дело в том, что Михаил живет на пятом этаже хрущевки. По словам мастера, часто бывает так, что на последних этажах система воздухоотведения не справляется со своей работой, газ может пойти в квартиру. И это чревато последствиями более страшными, чем хлопок.

Фролов не стал откладывать это дело в долгий ящик, купил понравившийся электрический водонагреватель и установил его. А газом пользоваться перестал совсем, благо плита у него электрическая.

«Письма счастья» от приставов 

В 2019 году он позвонил в газовую компанию, которая предоставляет жильцам услугу по газоснабжению, и сообщил о своем твердом намерении порвать с ней всякие потребительские отношения. Девушка из кол-центра предложила ему прийти к ним в офис и составить акт отказа от газоснабжения. На что Михаил вполне резонно заявил, что такой акт лучше составить на месте, в его квартире. Иначе как их специалисты убедятся, что он действительно не пользуется газом? Компромисс с оператором кол-центра по телефону так и не был найден.

Зато с тех пор в квартиру к Фролову регулярно наведывались газовщики. Он всякий раз показывал им кухню, объяснял, что газа у него давно нет и проверять техническую исправность оборудования не имеет смысла по причине отсутствия такового. Кроме того, он активно настаивал, чтобы акт об этом был составлен и доведен до руководства поставщика услуги. В

сякий раз ему отказывали, ссылаясь на отсутствие таких полномочий. И только последнего из пришедших к Михаилу мастеров ничего не смутило. Убедившись, что в квартире доступа к газу нет, он составил соответствующий акт. Правда, не оставил его Фролову, а забрал с собой. Сказал, что сам передаст в офис.

И действительно, когда Михаил позвонил на следующий день в газовую компанию, его успокоили: мол, оплатите начисленное до этого и спите с чистой совестью! Что он и сделал.

 

Фото: © kzn.ru

За декабрь 2019 года Фролову пришла квитанция за газ с суммой 200 рублей. Звонок в газовую компанию полной ясности о происхождении этой суммы не внес. Ему сообщили: возможно, их юристы подали иск судебным приставам за старые долги, это счет за услуги приставов.

В прошлом году Михаил уже совсем было успокоился, тем более что весь 2020-й ему регулярно приходили квитанции за газ с нулевой суммой задолженности.

Судебный гром неожиданно разразился в этом году. С портала госуслуг Фролову пришло угрожающее письмо. Точнее, несколько писем. Из них следовало, что на оба автомобиля мужчины наложен запрет на любые регистрационные действия. Эка незадача: он как раз нашел покупателя на свою старую машину! Следующее письмо свидетельствовало о том, что ему закрыт выезд за границу. Ладно хоть, он никуда не собирался. Более того, в бухгалтерию по месту работы Михаила пришло уведомление о том, что с его зарплаты требуется удержать определенную сумму – 1732 рубля. Аналогичные уведомления поступили в два банка, в которых у Фролова были открыты счета. Это уже переходило все границы терпения казанца.

Михаил выяснил: эти письма приходили из Ново-Савиновской районной инспекции службы судебных приставов Казани. В письмах был указан номер телефона того самого судебного пристава, который развернул поистине титаническую деятельность в борьбе со злостным должником. Но Михаила ждало очередное разочарование: по указанному номеру никто не брал трубку ни днем, ни ночью, ни в выходные, ни в будни.

Исследовав сайт ФССП, казанец обнаружил: все дело в старых долгах перед газовщиками. Но ведь он уже давно все оплатил! По их версии выходило, что мужчина оказался должен газовщикам «фантастическую» сумму – 732 рубля. Еще тысяча – пошлина за работу приставов. Причем у Фролова сняли 1732 рубля аж дважды, сразу с двух счетов в разных банках.

Из писем выходило: по иску газовой компании судебный приказ о взыскании с Фролова задолженности издан еще 30 мая 2019 года. И только спустя почти два года было возбуждено административное дело, а 8 июля началось его исполнительное производство.

Сидеть сложа руки Михаил не привык. Через портал госуслуг он подал электронную жалобу на работу конкретного судебного пристава. Результат не заставил себя долго ждать. В ФССП оперативно во всем разобрались и выяснили, что долгов у Фролова на самом деле нет. Если только перед родиной. 

Счастливый финал долгой истории таков: 16 августа Михаил получил письмо о завершении исполнительного производства. Деньги на один счет ему вернули, правда, за вычетом пошлины. Арест с машин сняли, и за границу теперь для него дорога свободна. Но, как говорится в старом анекдоте, осадочек остался. Фролов до сих пор задается вопросом: зачем нужно было ждать два года, чтобы открыть исполнительное производство? Может, ему давали таким образом шанс погасить долги? Но ведь за это время судебные приставы примерно раз 100 могли обратиться в газовую компанию и выяснить, что никаких долгов у Фролова нет.

Остался без ответа и другой вопрос: насколько оправдана такая мера, как арест обоих автомобилей, при сумме долга (даже если бы он имел место быть) в 732 рубля?

На днях Михаил показал мне последнюю октябрьскую квитанцию за газ. В ней указана сумма минус 200 рублей. Откуда она взялась – загадка, ведь газовики должны Михаилу 732 рубля. Похоже, история моего знакомого на этом не закончилась…