У хирурга Домрачева лечилась вся Казань

«Это только в сказках все Иваны дураки, а в жизни совсем наоборот», - любила повторять мать известного казанского хирурга Ивана Владимировича Домрачева. - Взять моего Ивана - весь город к нему идет лечиться. А некоторые издалека приезжают».

Не напрасно гордилась мать своим сыном! Из всех ее четырех сыновей, отправившихся в начале прошлого века из родного села Аджим Вятской губернии учиться в Казань, самым удачливым оказался Иван. И любимая работа есть у него. И любящая и заботливая жена, кстати, тоже доктор. И двое детей - сын да дочь. Да еще трое племянников в семье живут. И всех любит, обо всех заботится ее сын Иван. И как доктора его ценят! И машина у него есть, и все-то он делать умеет. Опять же ростом Бог не обидел - под два метра! Впрочем, в семье Домрачевых мужчины все рослые. В отца пошли, сельского священника - отца Владимира. А тот приучал сыновей к труду рано.

Представляем героя

Из Татарского энциклопедического словаря: «Домрачев Иван Владимирович (1889 - 1960), хирург, доктор медицинских наук, профессор, засл. деятель науки РСФСР (1940). С 1921 г. работает в Казанском университете. С 1931 г. - в мединституте. С 1936 г. - завкафедрой факультетской и госпитальной хирургии. Автор трудов по местной инфильтрационной анестезия, хирургии желудка, новокаиновой блокаде».

Главное - трудолюбие и справедливость

Кафедра в Казанском мед-институте была настоящей кузницей медицинских школ, направлений и научных светил: хирургов, детских врачей, ученых и практиков. Отсюда пошла акушерская школа Груздева, офтальмологии Адамюка, знаменитые клиники Клячкина, Лепского, Терегулова. Здесь начался отсчет врачебных династий Мазуров, Сигалов, Агафоновых, Медведевых, клиник Бехтерева, Вишневского и многие другие.

Имя Ивана Владимировича Домрачева, хирурга общей практики, профессора и доктора наук, - одно из самых ярких в этом созвездии. Оно знакомо огромному количеству казанцев. Рассказы больных об их чудесном исцелении этим доктором от бога передавались из уст в уста. Клиника, где он работал главврачом, в народе в те годы так и называли - Домрачевской. В какое бы время больные ни обращались к нему - профессор никогда не отказывал. Мог принять у себя дома, направить в клинику. Даже на своей даче он, как его коллега Антон Чехов, принимал больных, сельских жителей, ежедневно. Очень жаль, что улица, когда-то носившая имя этого образованнейшего и добрейшего человека и где находилась его клиника, теперь почему-то носит имя генерала Ватутина.

Мало найдется в Казани людей, кто бы не слышал фамилию знаменитого хирурга. И хотя жизнь его была на виду у всех, для многих были загадкой происхождение большой дачи Домрачева в Пустых Морквашах и здоровье его сына. Поговаривали, что он не совсем здоров, но точно никто не знал: то ли немой, то ли глухой.

Приподнять завесу над семейными тайнами известной казанской врачебной фамилии нам помогли ее потомки - внук Алексей Владимирович и правнук Владимир Алексеевич.

Иван родил Владимира

Своих детей у Ивана с женой Евгенией было двое - Владимир и Надежда. Но так случилось, что кроме них супруги воспитывали еще и трех племянников от братьев Ивана Владимировича, двух девочек и мальчика. И всех детей Домрачевы воспитали, выучили и дали образование. Но как прокормить такую семью? - постоянно ломал голову ее глава. Домрачев вспомнил, что до революции его дядя был управляющим у помещика. А тот владел усадьбой в селении Пустые Моркваши.

Усадьбу, как водится, разорили. Но дом управляющего не тронули. Он стоял заколоченным на берегу Волги. Вокруг несколько соток земли, делянка в лесу. Вот бы огромную домрачевскую семью туда на все лето! Осуществить мечту помог случай. Как-то на улице наш доктор вдруг оказался в чьих-то крепких объятиях.

- Иван Владимирович, вы меня не помните? А я вас всегда помнить буду! Вы спасли мне жизнь. Помните недорастрелянного красноармейца? - забросал вопросами Домрачева незнакомец.

«Недорастрелянный» оказался крупным советским чиновником: то ли наркомом, то ли его замом.

- Что я, доктор, могу для вас сделать? Есть ли какие проблемы? - продолжал он. Иван Владимирович вспомнил про пустующий дядин дом в Пустых Морквашах. Нарком оказался человеком благодарным. С его легкой руки участок с дядиным домом стал дачей Домрачева и одновременно приютом для многих нуждающихся в лечении, тепле и крове. Дача с ее плодородным участком земли не даст пропасть семье в голодные годы. Причем не только всем домашним, но и многочисленным друзьям, родным, коллегам Домрачева. А также их семьям и детям. Самое большое спасибо все сказали даче, когда после перенесенного менингита сын Домрачева Владимир сумел избежать тяжелого осложнения на мозг. Осталось только одно - глухота. Но это не помешало потомку хирурга успешно окончить два вуза - строительный и авиационный - и стать преподавателем в одном из них.

Как же он слышал ответы студентов на экзаменах?

- Прекрасно понимал речь по движению губ, - рассказывает теперь уже его сын, внук профессора Домрачева Алексей Владимирович. - Со стороны никто не мог поверить, что преподаватель глухой. Правда, студенты узнали про это и однажды решили воспользоваться этим недостатком на экзаменах. Но вскоре обман был раскрыт...

Один день из жизни героя
(рассказ внука)

Доктор вставал рано, в пять утра. И всегда начинал день с зарядки. 20 - 30 минут упражнений с гантелями, гирями. Полшестого он начинал прием больных. А ехали к нему со всех окрестных деревень. Причем никто в те годы не думал, что можно больному отказать или назначить плату за прием. В конце пятидесятых годов прошлого века брать все равно было нечего. Колхозники работали за трудодни, за палочки, как тогда говорили.

Доктор принимал их в пижаме до 8 утра. Если находил что-то опасное для жизни пациента - срочно отправлялся вместе с больным в свою городскую клинику и оперировал его.

8 утра - завтрак. За стол обычно усаживалось человек двадцать. Отец, мать, дети, родные и приемные, между которыми никогда не делали разницы. Плюс всегда кто-нибудь из гостей-коллег или членов их семей. Например, дети хирурга Александра Александровича Вишневского, да и сам он был на даче в Морквашах своим человеком, хотя был в ту пору москвич и кремлевский хирург. Часто здесь проводили свои выходные дальние родственники Домрачевых. Или старенькие бывшие работники клиники профессора.

- Как бабушка справлялась с такой компанией, понять невозможно, - вспоминает внук. - Но ее кулинарному и кондитерскому искусству отдавали должное все. Особенно пирогам с грибами и ягодами.

В 9 часов на даче начиналась трудовая повинность.
Профессор плотничал, столярничал, ухаживал за лошадьми (и знал в них толк!), косил, рыбачил, охотился, ухаживал за пчелами.

- Мы, вятские, мужики хватские, - часто говаривал он.

Естественно, глава семьи был «играющим тренером» в команде подростков. Он распределял, кому и чем заниматься: кому лучину для самовара щипать, кому сено ворошить. Самую трудную работу, например, распиловку и колку дров, делал сам.

- А мы сажали картошку, пропалывали и окучивали ее. Благо раньше колорадских жуков не было, - вспоминает внук. - Потом сушили картошку, собирали ее в мешки. Их везли к реке, переправляли на лодках на ту сторону. Затем снова разгрузка-погрузка. Так что я в восемь лет мог свободно поднять мешок картошки. А сейчас его не каждый пятнадцатилетний поднимет. В общем, к обеду мы все были уже никакие.

14 часов - обед. В чем семья не испытывала нужды - так это в ягодах, которые несли профессору в знак благодарности за лечение больные. Чем еще они могли отблагодарить доброго доктора? Так что пироги с ягодами со стола не исчезали. А излишки сушили, варили варенье, дарили гостям, но чаще переправляли в больницу потчевать витаминами пациентов.

Иван Владимирович придавал большое значение правильному питанию и натуральной пище. Семья имела около ста ульев - мед раздавался всем нуждающимся и отправлялся в больницу.

- А однажды дед на рыбалке с кем-то из деревенских оглушил огромную рыбу, - продолжает внук. - Как потом выяснилось, это была белуга весом в 120 килограммов. Ее чучело потом долго стояло в краеведческом музее. Рядом табличка с указанием того, как она попала в число уникальных экспонатов, а в клинике долго лакомились нежным мясом белуги.

15 часов. После обеда в жаркие дни было самое любимое - купание. Там вся усталость от утренних работ куда-то мигом пропадала. У воды шум, гам. Вся компания дружно ныряет, плавает, загорает. Одно слово – Волга!

В 18 часов начинался следующий семейный ритуал - полив огорода. В телегу запрягали лошадь, ставили большую бочку и ехали за водой к Волге. Бочку заполняли ведрами. Делали по 6 - 7 поездок.

20 часов - ужин. К нему могли подъехать друзья-коллеги Домрачева из Казани. В семейный круг входили врачи Мазур, Лепский, Шулутко, художник Максимов. За столом собиралась шумная интернациональная компания: русские, чуваши, татары, евреи. Иван Владимирович всегда говорил: «Нет плохих народов, есть плохие люди». После ужина часто пели. Иван Владимирович умел играть на аккордеоне и гитаре, имел приятный баритон. С братом они пели на пару русские народные песни и романсы.

К сожалению, дача Домрачева в Пустых Морквашах сгорела. Что имеем – не храним... А там можно было бы открыть прекрасный музей!

Внук Алексей: Считаю себя слесарем

- Погибший старший брат Иван всегда был для меня примером, - рассказывает Алексей Владимирович Домрачев, внук нашего героя. - У нас с ним разница в возрасте четыре года, а в росте четыре сантиметра - он имел рост 1 м 94 см. Могучая порода Домрачевых прослеживается в богатырской фигуре Алексея Владимировича, которому недавно исполнилось 60 лет.

- Брат учился в КАИ. Его друзья, которые были и моими друзьями, тоже все каисты, - продолжает он. - Ну и меня уговорили поступать туда же. Я ведь лодочный мотор с восьми лет мог разобрать и собрать. После окончания КАИ остался в аспирантуре на кафедре турбомашин. С наукой не получилось по не зависящим от меня обстоятельствам. Наверное, я больше практик, прикладник, физик с паяльником в руках. Преподавал физику в вечерней школе. Во Дворце пионеров руководил кружком картингистов. Кандидатский минимум сдал, пока работал по хоздоговору в пединституте, и снова в школу.

15 лет работал в 87-й казанской школе. Преподавал физику, черчение, труд, информатику. Мне досталось преподавать самые азы информатики на наших первых громоздких «компьютерах» - на «Электронике» завода ЭВМ. А сейчас работаю в фирме. Электрооборудование, кабели, распределительные шкафы - всем заниматься приходится. Так что считаю себя слесарем, - демонстрирует он свои огромные руки, умеющие так много всего делать.

Гляжу на них и думаю: интересно, как такими огромными руками его замечательный дед «ковырялся» в нашем таком хрупком организме?

Алексей Владимирович продолжает рассказывать, что в детстве он увлекался живописью, наблюдая, как работает над пейзажами на даче деда друг семьи, «казанский Шишкин» художник Кондрат Максимов.

- Тяготение к медицине я тоже имел. Лягушку мог препарировать, - замечает он. А в ответ на вопрос «Тяжело ли было в юности с такой известной фамилией?» Алексей признается: «Даже стеснялись»... И добавляет: «Дед, бывало, подвозил нас до школы на своем автомобиле. В те годы личная машина была редкостью. Так он высаживал нас за квартал до 18-й школы, чтобы наш приезд никому не казался похвальбой».

- Откуда в вас такая разносторонность интересов?

- Это, я думаю, с дедовой дачи в Пустых Морквашах, - ответил Домрачев-внук. - Кстати, я родился именно там 7 августа. А это была не только трудовая школа, но и клуб, место встречи людей увлеченных, интересных, простых в общении - настоящих интеллигентов. Счастлив, что имел возможность наблюдать за ними со стороны, и конечно же восхищался ими.

Правнук Владимир: Вызовы к больному - всегда адреналин!

С правнуком Домрачева, тоже хирургом, Владимиром Алексеевичем Домрачевым, мы общались в кабинете УЗИ.

- Кто повлиял на то, что вы пошли по стопам своего знаменитого прадеда?

- Мои бабушка и дедушка со стороны матери. Правда, бабушка, акушер-гинеколог, и дед, хирург-онколог, всячески старались помешать моему медицинскому выбору. Но они были так увлечены своей работой, а дома я слышал постоянные разговоры о больных, назначениях, операциях, что это не могло не повлиять на мое решение. Так что мой выбор был предопределен, несмотря на грозные предупреждения деда: «Если хочешь возиться в г..., иди в хирурги!» Когда мне было 14 лет, бабушка заболела. Я сам ставил ей в вену систему. А начинал, как многие коллеги, медбратом в онкологической клинике «под кремлем». После ординатуры работаю здесь хирургом уже пятнадцать лет.

- Медицина для вас тоже образ жизни?

- Несомненно! Постоянные звонки и вызовы к больному - это такой адреналин! Значит, ты нужен, ты востребован. И от тебя зависит чья-то жизнь. Меня учили: к больному нужно относиться так, как ты хотел бы, чтобы относились к тебе. Поэтому приходится быть одновременно и хирургом, и психологом. Ко всем стараюсь найти подход, понять причину болезни. И настроить человека так, чтобы он не боялся операции. После моего обхода в палатах частенько смеются. А от настроения больного во многом зависит успех операции.

- Чем бы могли заниматься в жизни, кроме медицины?

- Как говаривал прадед, у нас в семье все рукастые. Я, например, умею реставрировать старую мебель. И если нашу клинику закроют, пойду к друзьям в мебельную фирму. А вообще, очень жалко, что нас может постигнуть такая участь, как оптимизация здравоохранения, и распадется чудесный коллектив, который возглавляет завкафедрой онкологии медуниверситета Фоат Шайхутдинович Ахметзянов. Он же главный онколог Казани. Как и деда, я считаю его своим учителем. Многие ведущие хирурги Казани начинали работать у него в клинике еще санитарами, подрабатывая во время учебы.

- А род Домрачевых есть кому продолжать?

- Да, у нас с женой Альфией, кстати, она у меня, как и прабабушка, тоже стоматолог-имплантолог, сын Илья. Ему 12 лет. Но мы хотим, чтобы у него была еще и сестренка.

P.S. И она родилась! 14 августа на свет появилась Анечка Домрачева, праправнучка Ивана Владимировича.

ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ, ЧТО ДОМРАЧЕВ...

...точнее, его потомки, отметят 120 лет со дня рождения Ивана Владимировича в октябре будущего года;

...он одним из первых в Казани сдал на права вождения легкового автомобиля и первым приобрел машину «ГАЗ»;

...за свою жизнь сменил несколько автомашин: «Эмку», «Москвич», «Победу»;

...чем бы ни занимался, все делал с увлечением и профессионально;

...был председателем судейской коллегии по автомотоспорту и членом судейской коллегии по кинологии;

...дома у него всегда жили охотничьи собаки породы ирландский сеттер;

...кроме латинского языка, он знал греческий, английский, французский, немецкий. Знание языков профессор получил во 2-й мужской гимназии Казани и на медицинском факультете Императорского университета;

...роды сына Домрачева Владимира принимал сам Викторин Сергеевич Груздев;

...Иван Владимирович имел прекрасный баритон и часто пел с родным братом на музыкальных вечерах на даче;

...брат Юрий Владимирович Домрачев, ветеринарный врач, член-корреспондент ВАСХНИЛ, имел прекрасный бас;

...регулярно занимался по утрам гимнастикой и увлекался модной в то время французской борьбой. Он даже выходил бороться со знаменитым в то время борцом Иваном Поддубным;

...супруга Ивана Владимировича, Евгения Алексеевна, кроме того что была доктором наук в области челюстно-лицевой хирургии, вкусно готовила и увлекалась выращиванием георгинов (даже вывела один сорт сама);

...за 37 лет Иван Владимирович и его ученики сделали свыше 100000 операций на черепе, спинном мозге, позвоночнике, органах грудной и брюшной полости, почках, мочевом пузыре, молочной железе и конечностях;

...профессор Домрачев лично сделал свыше 30000 операций.

КВ
Лента новостей