Новая жизнь: кому решать?

В социальных сетях развернулся флешмоб, в котором люди, в том числе известные, выступают за конституционную поправку о признании ценности жизни с момента зачатия. Ее принятие может ознаменовать запрет абортов.

В России зафиксирована рекордная за 11 лет убыль населения. Общественники считают, что именно в снижении прерываний беременности есть ресурс для повышения рождаемости.

Недавно в Казани прошла лекция петербургского врача-психиатра, медицинского директора общественной организации Алексея Александровича Фокина, приехавшего по приглашению социального дома «Колыбель», помогающего беременным и мамам с малышами, которые оказались в трудной жизненной ситуации. Он осветил свой взгляд на проблему абортов, а в интервью журналисту «КВ» раскрыл мало затрагиваемые и порой скрытые от общественности стороны явления.

- Алексей Александрович, в своих лекциях вы часто рассказываете об экономике абортов. Что-то изменилось в этой сфере за последние годы?

- Глобальных улучшений нет. Минздрав рапортует, что число абортов снижается. На самом деле их стало меньше только в системе самого ведомства и в его отчетности: просто они перекочевали из государственных учреждений в частные, где проконтролировать реальное количество прерываний беременности сложно. Как коммерческая структура клиники не всегда заинтересованы показывать весь объем услуг. Тогда как в крупных городах именно здесь делается 90 процентов абортов. Но сколько конкретно - точных данных нет. Тот факт, что рождаемость снижается, говорит о том, что либо у нас в стране снижается фертильность, либо растет число абортов. Возможно, и то, и другое.

Еще одна тенденция, которая совсем не радует, - продолжается сокращение районных ЦРБ или закрытие родильных отделений и коек в них. Так называемая оптимизация. Это есть и в Татарстане, и в Нижегородской области, и в других регионах. При этом аборты продолжают проводить. То есть их доступность такая же, а иногда и выше, чем помощь в родах. Даже на селе, где появляются частные клиники и можно сделать медикаментозный аборт. Иногда спрашиваю в каком-нибудь поселке, сколько у них до ближайшего райцентра, где есть услуги родовспоможения. Где-то - 200 км, где-то - все 500. Многие женщины, зная это, тысячу раз подумают, прежде чем решатся беременеть. А если дорогу снегом занесет? Видел такие примеры в Калужской, Смоленской областях.

- Как бы в дороге не родить!

- Врачи пытаются свести к минимуму подобные случаи, госпитализируя женщин за месяц-два до родов. Но предугадать их начало во всех случаях тоже невозможно. Считаю, что оптимизация здравоохранения за счет родильных коек - ошибочное решение. Есть много сфер медицины, которые можно оптимизировать менее болезненно и ощутимо. Те же аборты без медицинских показаний, на которые ежегодно выделяется 5 млрд рублей. Эти средства направить бы на повышение зарплаты врачам, вынужденным работать по две смены.

- В своих выступлениях вы говорили, что все противозачаточные средства, назначаемые женщинам, каким-то образом влияют на дальнейшую репродуктивность. Каким образом?

- Сразу оговорюсь, что многие врачи-гинекологи в этом плане находятся под действием маркетинговых стратегий производителей таблеток. Тысячи медицинских представителей приходят к медикам, приносят красочные буклеты о препаратах. И даже если врач думающий, рано или поздно планомерные убеждения возьмут верх. К тому же активное воздействие идет на главных специалистов региона, чтобы завоевать их лояльность. Так что врачи говорят о пользе гормональных средств языком буклетов. Я считаю, что здоровым женщинам их нельзя принимать. Они являются синтетическими веществами, подавляющими естественную репродуктивную функцию. По факту это токсин, и в малой концентрации он приводит к ухудшению состояния. Плюс имеют место побочные эффекты: тромбозы, инсульты, влияние на эндокринную систему. Рецепторы гормонов есть во всех органах, поэтому их действие распространяется на весь организм, в том числе мозг, железы внутренней секреции. Уверяю, действие это далеко не позитивное. Я уж не говорю о препаратах экстренной контрацепции, фактически они действуют как абортирующие средства, когда зачатие уже произошло.

Еще стоило бы посчитать реальное количество абортариев в нашей стране. Некогда уже высказывалась идея о том, чтобы ввести отдельную лицензию на этот вид медицинской деятельности. Но до реализации она так и не была доведена. Дело в том, что долгое время все включалось в лицензию на акушерство и гинекологию. Потом эти направления разделили, перевели на новую систему значительную часть государственных медучреждений, а вот частные клиники ее приняли далеко не все.

- То есть мы доподлинно не знаем, сколько детей могло бы родиться? Реально оценить масштабы.

- О чем вы, если в Москве уже зафиксированы случаи, когда аборты делает женщина без медицинского образования. Наличие легального рынка услуг в этой сфере только подстегивает теневой. Думаете, мало, кто пользуется таким предложением? Пример: девушка с большим сроком, ей везде отказывают, но у нее есть деньги, тогда этот псевдодоктор готов ей «помочь».

- Где-то в новостях прочла, что ребенок выжил после аборта. Получается, настолько срок большой….

- Причины могут быть разные. Но подобные примеры теперь, скорее всего, будут редкостью. На фоне заявления о борьбе за демографию в декабре прошлого года Минздравом России подготовлено письмо-инструкция с детальной проработкой, как умерщвлять абортированный на поздних сроках плод, чтобы он не выживал. Целый том, над разработкой которого трудились видные ученые сферы акушерства и гинекологии. Даже я, видавший виды врач, был в шоке, когда прочел. К сожалению, для многих акушеров-гинекологов, делавших аборты, ценность ребенка до его рождения невысока.

- А давайте возьмем психологическую сторону: вот есть женщина и она боится, что финансово не потянет еще одного ребенка. С одной стороны, весомый аргумент?

- Да, время «тяжелее некуда», просто жуть. У людей мерседесы, айфоны, квартиры, кругом есть магазины. А если серьезно, то вдумайтесь: сейчас рождаемость в Петербурге, откуда я сам, на уровне блокадного Ленинграда. Это когда нет отопления, хлеба, воды нормальной. Конечно, я понимаю, бывает сложно, но уж точно не настолько, как в осажденном блокадой городе. Я общался с семьями разного уровня достатка и материальных трудностей. Но не встречал ни одной голодающей женщины. Нехватка - да, есть. Но при этом многие страдают от избыточного веса.

- Какие еще причины называют женщины, решившие избавиться от беременности?

- Кредиты, например. Недостаточное понимание ценности ребенка, доступность абортариев. Есть такое, что семьи не хотят переходить в «класс многодетных»: до сих пор в нашей стране есть стереотип: много детей - удел неблагополучных слоев населения. Я сам четырежды отец и не раз слышал от родственников: да вы что, куда вам столько? И такой посыл часто исходит от тех, у кого 1 - 2 ребенка. Печально, когда абортируются третьи-четвертые по счету дети.

Удручает и то, что получить помощь многодетной семье в нашей стране не так легко, хоть и возможно. Нужно собрать кучу справок и потратить время на походы в соответствующие учреждения. В какой-то степени это унизительно. Женщина и так посвящает себя семье - за это ей ни стажа, ни льгот, а еще и доказывай, что ты нуждаешься. Мне кажется, если есть в семье 4 - 5 детей, для государства это уже сигнал: нужно помочь максимально доступным способом. Почему бы не сделать отдельную карту, на которую перечислялась бы материальная поддержка для многодетных без всяких справок?

- Получается, очень много аспектов, и все нерешенные. Ну а вот, допустим, женщина все-таки приняла роковое решение не рожать. Кто работает с так называемым постабортным синдромом?

- К сожалению, и тут есть провал. У нас мало психологов с такого рода специализацией. Есть те, кто может оказать поддержку в целом, но тут нужна специфическая помощь, работа с синдромом непрожитого горя, материнским инстинктом, отношением к нерожденному малышу и т.д. Во многом из-за того, что в российской психиатрии многие понятия перекочевали из международных классификаций, где понятия «постабортный синдром» нет, его не признает и наша психиатрия. В результате женщины годами носят в себе эту травму, порой сами не осознавая, от чего она.

- Есть ли шанс спасти ребенка, если таблетка для медикаментозного прерывания беременности уже принята?

- Иногда так бывает, что женщина передумала на этом этапе, захотела оставить ребенка. Есть даже такой сайт Передумала.ру, где сказано, как остановить действие таблетки. Но вообще, и государственные учреждения, и частные клиники должны соблюдать так называемые дни тишины. По закону нельзя проводить аборт в день обращения. Клиника обязана дать пациентке время подумать: при поздних сроках беременности - 3 дня, на ранних - 7. К сожалению, на практике это часто не соблюдается.

КВ
Лента новостей