«Санта-Барбара» по-казански. «Я буду ее защищать»

Семейство склонилось над свертком:

— Ну, разворачивай, посмотрим, что у нас за красавица народилась! — шепотом потребовала Екатерина Николаевна. 

— Глядит! — удивился Андрейка, склонившись над сестренкой. — А почему у нее глазки какие-то мутные? 

Мальчик переживал и старался найти в новом члене семьи какие-нибудь изъяны, ведь теперь уже не он самый маленький. И внимание тех, кто его обожает и балует, придется делить с этой пигалицей — это он понимал в свои 4 года. 

Агата аккуратно развернула одеяльце, развязав алый атласный бант, распахнула пеленку, явив розовое тельце своей новорожденной дочери на обозрение. Малышка родилась крупной — 4200, светлые волосики на голове сворачивались в колечки, как у куколки. Девочка, дочка! Радость переполняла Агату: у них с мужем теперь и сын, и дочь.

— Ну вот! — вскинув ручонки, возмутился Андрей. — Девочка ваша бракованная! Ей даже сикать нечем! Она мне не нравится, мама, папа! Я просил у вас собачку! Отнеси ее обратно! Хочу собачку! 

Мальчонка разревелся.

Екатерина Николаевна чмокнула внучка в щеку, смахнув ладонью капризную слезинку:

— Андрейка! Ты же мужчина! Будешь защищать свою сестренку, оберегать. Смотри, какая она маленькая. 

— Кому она нужна? — не унимался мальчишка. 

— Тебе, мне, папе с мамой нужна, — Екатерина Николаевна повела ребенка в его комнату. — Она хорошая. Вот подрастет немножко, научится говорить, сам поймешь. Будете с ней болтать, делить секреты, играть вместе. Будешь маме помогать ее растить, тогда и о собачке можно будет подумать. 

К этой детской ревности сына Агата и Артур не были готовы. Мама Агаты старалась исправить ситуацию. Екатерина Николаевна имела внушительный стаж работы в детском садике, умела находить слова и дипломатично решать «малышовые конфронтации», как она их называла. Кстати, Андрейка не посещал детский садик, потому что часто болел, и бабушка — воспитатель на пенсии — решила эту проблему. 

Артур отключил видеозапись, отложил смартфон в сторону и обнял жену.

— Как думаешь, выложить в интернет изречения нашего сына по поводу девочек? 

— Не надо, — улыбнулась Агата. — Пусть это будет видео только для семейного просмотра. Вырастет, посмеется. Только мне не до смеха. Столько забот, а тут он со своими капризами. И еще мама в конце месяца на юбилей к подруге уезжает. Одно к другому. Может, возьмешь отгулы, поможешь? 

— Это исключено. Работы много: отпускной сезон, — строго сказал Артем. — Неделя — небольшой срок, сама справишься, ты у меня умница! С Андрейкой проведу разъяснительную беседу.

Прошло три недели — ритм жизни подчинился кормлению, купанию малышки. И капризам сына. Только убаюкают Анюту — Андрей достает свой барабан. Время кормить девочку — сынишка немедленно хочет пообедать. Требует внимания к своей персоне в самый неподходящий момент. А тут еще и Екатерина Николаевна уехала на целую неделю! 

Той ночью Анюта хорошо спала — будто чувствовала, что бабушка уехала и маме тяжело справляться одной. Утром Агата проснулась легко: дочка дала ей выспаться. После завтрака она решила прогуляться с детьми. Так, как мечтала всю беременность: дочка в коляске, сынок рядом. Все равно куда, хоть до торгового центра — купить всякие детские мелочи.

После родов она редко выходила из дома. С сыном гуляла обычно бабушка. Дочку в коляске отправляли спать на лоджию. А Агата в это время стирала и готовила. И вот теперь она идет по улице. Шум города воспринимается как музыка! Оказывается, Агата соскучилась даже по стуку трамвая. Приближаясь к остановке, она подумала, что автобусы, трамваи, метро — это настоящие машины времени. Казань такая огромная! Если надо на другой конец города, в метро можно домчаться за 20 минут! В трамвае чуть дольше, зато сынишке будет интересно смотреть в окно. Транспорт — это машина времени, экономящая часы, дни на жизнь, размышляла Агата. 

Настроение отличное, для Андрейки поездка — настоящее приключение. Пора выходить, люди помогают выкатить коляску из трамвая. В супермаркете они купили все что нужно. А возле магазина одежды Агата встретила подругу. Та уговорила ее помочь с выбором обновки на лето. Купив сыну мороженое, Агата посадила его на скамейку возле входа в магазин, рядом оставила коляску и попросила покачать ее, если Анютка проснется. 

Андрей заглянул в коляску:

— Ну что, проснулась? 

Девочка зашевелила губами, как будто что-то ответила. Две пожилые женщины, проходившие мимо, обратили внимание на малыша с коляской. 

— Ой, какой хороший мальчик! С братиком нянчится! 

— А это не братик, это я не знаю кто, — вдруг придумал Андрейка. — Мама в магазине, я ее жду, а эта коляска тут давно стоит.

Придумывать так понравилось, что захотелось продолжить, тем более бабушки так внимательно его слушали! И так заохали от его слов! 

— Надо срочно вызвать полицию, Фирая! Живой ли там ребенок? 

Они склонились над Анютой. 

— Тамара, может, лучше скорую? А вон охранник, зови скорее!

Анюту в коляске увезли на лифте, а Андрейка не успел — двери закрылись. 

Агата, тревожась за детей, минут через 10 распрощалась с подругой. Но рядом со скамейкой их не было! Кинулась в одну сторону, в другую. Может, видел кто? Нет! В слезах позвонила мужу. Побежала искать администрацию торгового центра. И услышала объявление: найден ребенок.

Андрейка тем временем спустился на этаж ниже. У коляски с Анечкой он чувствовал себя как дома. Было весело придумывать. А теперь стало так страшно, что покатились крупные слезы. 

— Потерялся? — спросил подошедший охранник. — Идем, парень, будем твоих искать.

— Я с вами не пойду, — заревел Андрейка. — Я хочу к маме! Я буду сестренку защищать! 

— Будешь, вот найдем твою маму, и будешь, — охранник обхватил его ладошку.

Агата трясущимися руками заполняла бумаги. В голове стучало: «Все хорошо!» Артур объяснялся с полицейскими, съездив домой за свидетельствами о рождении и паспортами. Андрейка прилип к маминой ноге и, устав от слез, только шумно всхлипывал. 

Дома Агата и Артур сели с Андрейкой на диван. 

— У нас могли забрать Анюту, насовсем. Ты этого хочешь? — тихо спросила Агата. 

— Нет, пусть остается, — подумав, ответил мальчик. — Ей тоже было страшно. Она расскажет, когда говорить научится. А я ее защищать буду. 

Агата и Артур обняли сынишку.

Екатерина Николаевна, вернувшись, не узнала внучка.

— Куда ты дел свои капризы, Андрейка? Они почти не наблюдаются.

— Он их в магазине оставил, — пошутил Артур. 

КВ
Лента новостей