Инцидент в семье Егоровых

Участковый сидел на кухне у Егоровых и писал протокол. Главный герой сего произведения ждал внизу в милицейском «УАЗике».
- Так как все случилось? - участковый готов был уже писать то, что ему должны были рассказать. Но все молчали.
Все - это дети Егорова-старшего, его жена Ирина, а также сестра жены Елена. Последняя, собственно, и вызвала полицию, когда Сергей Петрович Егоров, по ее словам, «ни с того ни с сего» вдруг стал крошить все вокруг себя. Она уже начала рассказывать участковому, как все произошло, но ее остановила Ирина:
- Ты что такое говоришь! Все же не так было.
- Ну не знаю, - пожала та плечами и более в разговоре не участвовала.
- Все не так просто, - сказала Ирина, обращаясь к участковому.
Тот положил ручку на листок и спросил:
- Вы заявление писать будете?
Ирина замахала руками:
- Нет-нет, что вы…
Служитель закона помолчал, потом вновь взял ручку, стал писать.
- Что вы там пишете? - взволновалась Егорова, посмотрев на детей, стоящих в дверях.
- Был инцидент, был вызов в полицию, необходимы объяснения. 
Через минуту участковый протянул Ирине листок: 
- Ознакомьтесь и подпишите.
Прочитав, Ирина хотела что-то возразить, но передумала и подписала. Уже на выходе участковый сказал:
- Я тоже думаю, что все было не так. Сейчас я его пришлю.
Он вышел. Под каким-то предлогом ушла и Елена, а семья Егоровых пришла в волнение в ожидании главы семейства. Наконец дверь отворилась, Сергей Петрович вошел, снял ботинки, прошел в кухню.
- Дверь чего не закрываете? - произнес он и сел за стол на свое законное место.
Сидящие напротив дети, не отрываясь, смотрели на него. Он, не поднимая на них глаз, спросил:
- Что, стыдно за папку?
Те поначалу смутились, потом старший Егорка сказал:
- Что выдумываешь? Всякое бывает.
- Забудь, - добавила младшая Светланка.
- Может, чаю? - спросила стоящая позади Ирина.
Егоров-старший только кивнул. Дети вышли, супруги сели пить чай. Однако мысли их вновь и вновь возвращались к тому, что произошло, а вернее к тому, что этому предшествовало.
…Сергей Петрович женился рано, по особой, как он любил говорить, любви. То есть увидел Ирину - и все. Встречались они недолго, поженились, довольно скоро у них родились погодки - сын и дочь. Жили замечательно. Сергей Петрович был образцовым семьянином. Зарабатывал прилично, все деньги в дом. Не избегал левой работы, по этой причине трудился и в выходные. Все шло хорошо, пока их предприятие не перешло в руки частника, а вскоре и вообще было перепрофилировано. Другими словами, производство, которому Сергей Петрович отдал полжизни, перестало существовать. В услугах Егорова более не нуждались. Так он стал безработным.
Воспринял он это тяжело. Найти работу никак не получалось, даже с его квалификацией. Оказалось, что токарь-расточник мало кому сегодня нужен. То есть они нужны, но в очень малых количествах. Сергей подрабатывал на строительстве коттеджей, гаражей и всего такого прочего. Худо-бедно, деньги он приносил. Давались они с большим трудом и не только в плане физического напряжения. Главное, их приходилось с боем вырывать из заказчика. Каждый второй из них пытался недодать, урезать, а то и просто «кинуть».
Все это изводило Сергея Петровича, он думал, что это мучает Ирину. Так оно и было на самом деле, но супруга держалась, вплоть до этого злополучного вечера.
После обеда пришла сестра Елена. Егоров ее не любил и ушел по своим делам. А сестрица стала петь Ирине свою обычную в последнее время песню. Дескать, сейчас он запьет, будет вас бить, потом начнет продавать вещи. 
- В общем, наплачетесь вы с ним, - резюмировала она.
- Ты же знаешь, что Сережа не пьет, - вяло протестовала Ирина.
- Ну это сейчас не пьет, - Елена платила родственнику за его нелюбовь.
Их разговор случайно услышал шестнадцатилетний Егорка.
- Ты че это, теть Лен, говоришь-то. У нас папа не такой. У него временные проблемы, и он их решит.
Последние слова Егорка сказал уже на вскрике. Ирина поспешила его успокоить и выпроводила из кухни. Но тут же вошла Светланка.
- Тетя Лена, что вы опять…
Продолжать она не стала, да и не могла: губы у девочки тряслись, и она убежала в комнату.
- Слушай, хватит, - уже более резко обратилась Ирина к сестре. - Ты мне семью не разрушай.
- А есть она у тебя, семья-то? - зло усмехнулась Елена.
Ирина только посмотрела на нее. Незамужней Елене говорить про их такую дружную семью вроде как не пристало.
- Есть, - твердо заявила она, - и я ею дорожу.
И добавила:
- И горжусь!
Сергей Петрович тем временем возвращался домой в приподнятом настроении. Он только что пообщался с бывшим своим мастером, который предложил работу по специальности. Неужели все возвращается? Он вошел в квартиру. Елена продолжала сидеть на том же месте, что и сидела, когда он уходил. Взглянув на Ирину, он встретил ее встревоженный взгляд. А тут еще дети вдруг выскочили из своих комнат, будто в ожидании чего-то. Он присел за стол, оглядел всех, желая поделиться радостью. Но при Елене этого делать не хотелось, и он промолчал. 
- С работы, небось, пришел? Ирина, корми добытчика, - елейно произнесла Елена, и тут случилось…
Сергей Петрович с силой хлопнул по столу кулаком. Стол, который Егоров-старший сделал собственными руками, выдержал, а вот ваза и прочие стеклянно-фаянсовые предметы полетели по кухне, разбивая то, что встретилось на пути.
Егоров вскочил, дети завизжали, Елена убежала в комнату, а вскоре она уже открывала дверь прибывшим полицейским. Ирина не успокаивала мужа, не препятствовала полиции. Она была просто в шоке.
…И теперь они сидели напротив друг друга и беседовали.
- Шестаков позвонил, предлагает работу. По профилю. Он там что-то организовал.
- Здорово. Пойдешь?
- Так с тобой хотел посоветоваться.
- Ты, Сереж, сам решай. А я… Я с тобой, ты же знаешь.
Подкравшиеся к кухонной двери дети наблюдали такую картину. Мама сидела на коленях у папы, гладила его волосы, он ей что-то говорил, мама при этом улыбалась. Егорка деланно скривил физиономию. «Дурак», - только губами прошептала Светланка и потащила его назад. Он начал упираться и нечаянно задел дверь, которая и открылась.
Ирину как ветром сдуло. Она отскочила к мойке и пыталась там что-то делать.
- Родители! Мы есть сегодня будем? - пытался исправить ситуацию Егорка.
Дети стояли посередине кухни. Ирина увидела такую необычайную радость на их лицах, что не в силах скрывать своих чувств, кинулась к ним и стиснула в объятиях.
Егоров-старший, обычно очень сдержанный, неожиданно для себя присоединился к объятиям, стараясь охватить все свое семейство. Инцидент исчерпан. Да и был ли он?

КВ
Лента новостей