Пещерный клад

Татьяна и Наталья жили в хрущевках по соседству, дружили с детства, а в новое время были объединены еще и недобрым термином «бюджетницы».
И личная жизнь сложилась похоже - недолгое замужество, ребенок. В девяностые было время, когда от безденежья подруги с детьми съехались жить в одну квартиру, сдавали вторую и вели общее хозяйство. Потом приспособились репетиторствовать, да и вообще немного полегчало. В жестокие времена социальных катаклизмов, пока мужчины воюют, политиканствуют, рвутся в олигархи или спиваются, у женщин свой фронт: они сохраняют единственное реальное будущее народа, его детей. Не у всех получается. У Татьяны и Натальи получилось. Вадик, сын Натальи, и Татьянина Ирочка учились теперь на четвертом курсе и тоже дружили между собой. И в какой-то момент матери обнаружили, что они подружились уж слишком. Не обрадовались. Не хотели для детей такой жизни, как у них самих, полной мелочных унижений из-за бедности. Вадик учился блестяще и вообще много чего умел. Еще подростком начал работать подсобником в бригаде, строившей коттеджи, теперь были навыки, позволявшие на каникулах подрабатывать. Наталья ворчала, что сын зря тратит время, это отвлекает от главного - подготовки к карьере. Ранний союз, даже с такой хорошей девочкой, как Ира, не поднимет его по социальной лестнице и тоже может помешать будущему.Хорошая девочка Ира была не то чтобы красавица писаная, но, как говорится, все на месте плюс особая грация - ходила, будто танцуя, рыжеволосую головку держала царственно. Не зря Татьяна в свое время не брезговала подъезды мыть, чтобы дочка могла заниматься хореографией. Мать не хотела для нее мужа-ровесника, пусть даже перспективного: такие мужчины редко ограничиваются одним браком. Плоды обычно пожинают не те женщины, что помогали мужьям подниматься по карьерной лестнице. Лучше самой утвердиться в профессии, а избранник желателен постарше, уже твердо стоящий на ногах. Обе матери хмурились, но не вмешивались, даже когда на очередную шабашку Вадика детки поехали вместе. Иринка немного помогала строителям, готовила для них. Вернувшись, ребята купили себе по новому велосипеду. Вадик долго объяснял матери, чем новый отличается от уже имевшегося. Один для таких поездок, второй - для эдаких... Велосипеды были их общим с Иринкой увлечением. Но вот где держать этот велопарк? А может...На следующий день парочка предстала перед Татьяной. Взглянув в их серьезные лица, она испугалась. Неужели?.. Но ребята всего лишь попросили разрешения перестроить сарай, чтобы держать там велосипеды. Мать с облегчением махнула рукой:- Валяйте, только обвал там не устройте.Ее сарай был собственно пещерой, одной из многих, вырытых в крутом склоне оврага, пересекающего старую часть города. Есть такие местечки в Казани. Жители окрестных пятиэтажек устроили здесь себе погреба для хранения овощей - пещерки, перекрытые дверью, как у хоббитов, живописно расположенные по склону и соединенные между собой тропинками и лесенками. Хорошие получились погреба, сухие. Несколько мини-подземелий, в том числе и Татьянино, были построены раньше остальных. По слухам, они сохранились со времен стоявших на месте пятиэтажек деревянных домов. К пещере вел удобный спуск, петли для замка на старой дубовой двери были массивные, кованые. Внутри низкий потолок подпирали кирпичные столбы, а в задней стене располагалась дверь в погреб, где хранили картошку. Все это досталось еще от предыдущего владельца квартиры, куда семья Татьяны когда-то въехала по обмену.План Вадика был прост: освободить пространство от хлама, укрепить потолок, сделать стойки для велосипедов. С его квалификацией - пустяки. Но их с Ириной ждала Ее Величество Неожиданность. Когда они разобрали старый стеллаж у боковой стенки, за прогнившими досками открылся проем, ведущий в маленькое, ранее скрытое помещение. В свете фонаря проглядывали какие-то вещи. Вадик осторожно шагнул туда, придерживая верещавшую от нетерпения Иринку сзади. Все было покрыто слоем пыли, но первое, на что упал взгляд, - нечто овальное. Потускневшее от времени зеркало в бронзовой фигурной раме. Сундук, на нем ящики. Заглянули в ближайший - старинная швейная машинка. Позвали по сотовому Татьяну, и когда они с Натальей прибежали, стали разбирать содержимое кладовой. Это был домашний скарб примерно начала двадцатого века. Похоже, семья, которой все это принадлежало, была не то чтобы богатая, но и не пролетарская. В сундуке нашлись остатки истлевшей шубы и другой одежды, у стены - заржавевший велосипед (Вадик хмыкнул: наши люди!), подсвечники и самовар. В ящиках фарфоровая посуда, пара ваз и почему-то микроскоп. В двух ящиках у стены стояли тщательно упакованные фарфоровые статуэтки, каждая отдельно обернута ветошью, - вроде бы коллекция. Наталья взяла в руки фигурку, изображавшую девочку с кошкой, - в Казани до революции каждый год собиралась весенняя ярмарка Ташаяк, где посудой торговали. Так что фарфора в городе было немало, кое-кто его даже коллекционировал.Назавтра Вадик притащил откуда-то металлоискатель и обследовал им подземелье. В углу кладовой нашли закопанную металлическую коробку с хирургическими инструментами, завернутую в прорезиненный плащ. Видимо, для прятавшего это было самым ценным из имущества. Еще в коробке лежал газетный сверток, в нем несколько серебряных ложек, карманные часы и золотой браслет. Татьяна развернула ветхую газету - март 1937 года. Вздохнула:- Ну вот, что-то проясняется. Вероятно, рядом жила семья врача. Наверное, ожидали ареста и спрятали то, что  было поценнее. Надеялись вернуться, но... Почти восемьдесят лет прошло. Сколько же еще секретов хранит казанская земля!Через неделю Татьяна и Наталья сидели, пили чай. Большая часть найденного пока так и оставалась в той же кладовой: в квартирах и без того тесно. Еще не решили, как распорядиться находками. Не так уж и велики ценности. Разве что фарфор... Пожалуй, стоит посоветоваться с юристом, поделиться с городским музеем. Когда находишь клад, положено делиться, чтобы он не принес несчастья. И помолиться надо за... Потом заговорили о том, что было для них гораздо важнее: о Вадиме с Ириной. До чего же слаженно работают рука об руку! Хорошо, что клад ребятам не снес крышу, жадный азарт не заставил их ссориться и терять здравый смысл, хвастаться перед знакомыми. Такое нередко случается в подобных обстоятельствах. И пришли подруги к выводу, что детки, выходит, взрослее, чем им казалось, серьезные решения могут принимать ответственно. И разве плохо, если у подруг случатся общие внуки? Впрочем, не стоит так далеко загадывать. В России всегда было жить непросто, хоть нынешние времена не так страшны, как... Дай Бог, детям полегче будет.

КВ
Лента новостей