Случай в больнице

Вернувшись из командировки, Антон не застал дома ни жены, ни детей.

«Наверное, все у матери», - он набрал телефон родителей. Трубку поднял Гриша: 

- А маму положили в больницу, потому что у нее живот болел. А сегодня ей желудок отрезали, - тараторил четырехлетний сын.

Бабуля еле отобрала у внука трубку и прояснила ситуацию. Оказывается, Полину замучили боли в желудке. Она в последние дни толком не могла есть, похудела. Принимала лекарства, а к врачу не обращалась. И когда уже не было сил терпеть, вызвала скорую. Несколько дней ее обследовали. Сегодня утром оперировали.

- Я звонила туда недавно. Сказали, что операция прошла хорошо. Состояние стабильное. Сынок, когда будешь возвращаться из больницы, заезжай к нам. Хоть пообедаешь нормально. Ведь ты трое суток был в дороге.

- Хорошо, заеду, - пообещал сын.

Через полчаса Антон уже стоял возле ординаторской. Вышел доктор - невысокий щуплый молодой человек в очках. Антон представлял себе хирурга, оперировавшего жену, солидной внешности и постарше.

- Операция прошла успешно. Состояние больной стабильное. Ваша жена уже в палате. Скоро тихий час. Но минут на пять можете зайти к ней, поддержать.

Антон вихрем помчался к жене. Небольшая палата на четыре койки. Там находились еще три женщины. За дверью лежала Полина. В ногах валялся ее малиновый атласный халатик, свисая до пола. Она была укрыта простыней. Обе руки лежали вдоль тела. На голове белый платок, аж до самых бровей. Лицо было мертвенно-бледным. Подбородок и нос заострились. Глаза и щеки казались впавшими. Резко выдавались скулы. Под глазами синели темные круги.  

Через простыню он двумя руками потрогал пальцы и ступни ног жены. Они были как лед. Немного их подержал, согревая в своих теплых ладонях. Затем взял халатик, встряхнул его и повесил на спинку кровати. Присел рядышком. Под простыней нащупал руку жены и нежно сжал ее. Рука была холодной. «Они что, ее всю заморозили?» И вдруг Полина медленно подняла свои опухшие веки. Она пристально смотрела на Антона какими-то мутными глазами. После минутного молчания спросила шепотом:

- Ты кто?

Муж опешил:

- Я Антон.

- Какой Антон?

- Твой муж! - Антона начала бить мелкая дрожь.

- У меня нет мужа, – также шепотом сказала Полина и выдернула свою руку из его ладоней.

- Как это нет?! Вот обручальное кольцо. Ты мне его сама надела на нашей свадьбе.

- Не было никакой свадьбы.

- И свадьба была. И два сына у нас есть – Гриша и Миша, близнецы-двойняшки.

- Нет у меня никаких двойняшек, - прошептала Полина и закрыла глаза.

Антон обернулся к женщинам, которые лежа наблюдали за всем происходящим.

- Вы что-нибудь понимаете? Почему она так плохо выглядит? Что они с ней сделали?

Женщины молчали. Им было жутко все это видеть и слышать, так как завтра-послезавтра им тоже предстояло лечь на операционный стол. Нависла пауза. И тут Полина начала тяжело стонать.

- Что с тобой, дорогая? – Антон склонился над женой.

- Как больно! Я умираю, - шепотом выдохнула она.

Антон пулей вылетел из палаты.

- Девушка, моей жене плохо, она умирает! - кричал Антон.

Медсестра разговаривала по телефону.

- Да подойдите сюда, в конце-то концов! - чуть не выругался Антон.

Медсестра зашла в палату:

- Вы что орете как сумасшедший?

- С вами станешь сумасшедшим, - огрызнулся Антон, - моей жене плохо.

- Орать-то так зачем? Вы всех больных напугали. Сейчас, между прочим, тихий час. Почему вы до сих пор здесь? Вас впустили сюда всего на пять минут.

- Позовите врача! Моя жена стонет, ей очень больно.

- Конечно больно, она же после операции! Думаете, если бы вы оказались на ее месте, то не стонали, а лежали и веселились? Выйдите из палаты!

- Найдите врача. Я настаиваю. Надо, чтобы он осмотрел ее. Мне нужно с ним поговорить. Я здесь в палате подожду около своей жены. Только позовите врача скорей.

- Уходи, - каким-то зловещим шепотом выдохнула Полина.

- Слышали? - воскликнула медсестра. - Вас даже жена не хочет видеть. Вы ее раздражаете. Немедленно покиньте палату! Врач будет только завтра утром.

Как побитая собака Антон побрел по больничному коридору, спустился по лестнице и покинул корпус стационара. Он шел, не разбирая дороги, шлепал по грязным апрельским лужам. Тревожные мысли роились в его голове. Одна мрачнее другой, они беспорядочно лезли вперед, догоняли и перегоняли друг друга. Что случилось с Полиной? Такое ощущение, словно над ней ставили опыты. Почему она говорит шепотом? Наверное, у нее совсем не осталось сил. Или она сорвала голос, когда кричала от боли. Господи, какая чушь лезет в голову! Как она могла кричать, если ее оперировали под общим наркозом! Да, точно, во всем виноват наркоз! Ввели некачественный наркоз, который отшиб всю ее память. Меня не узнала. Детей не помнит. Во всем виноват этот доктор. Он мне сразу не понравился. Молодой, неопытный. Поручили вчерашнему студенту. Надо было заранее договориться и заплатить хорошему опытному хирургу. Почему Полина так не сделала?

Он ехал к себе домой. Аппетит пропал, настроение было скверным. «Приеду к матери - начнутся расспросы», - думал Антон. О плохом состоянии жены не хотелось рассказывать. В эту ночь он толком не спал. Сон никак не шел. Негативные мысли не оставляли его в покое. «Ни о чем не думать. Спать, спать, спать...» - повторял он, посылая команду своему мозгу. Только под утро он уснул. Проснулся поздно с тяжелой головой. 

К полудню Антон приехал в больницу. Чем ближе подходил к палате, тем больше его охватывала тревога. Женщины в коридоре, увидев Антона, заулыбались. Поздоровавшись, он шагнул в палату. К своему изумлению, увидел свою настоящую Полину, а не вчерашнюю ужасную. Ее лицо было слегка бледным и немного осунувшимся, как обычно бывает после операции. Но на этом он даже не заострил внимания. Главное, Полина лежала в своем малиновом халатике, улыбалась ему и укоризненно качала головой.

- Полина, что это было вчера? - взволнованный и радостный Антон поцеловал жену.

- Это ты мне рассказывай, что здесь было вчера. Как чужой женщине руки грел, называя ее дорогой, трогал ее ноги. Давай рассказывай.

- Я думал, что это ты, - оправдывался Антон.

- Да как ты мог вообще меня с кем-то перепутать? - Полина газетой, которую держала в руке, треснула мужа по голове. Антон был счастлив.

После операции вместо палаты №3 санитары привезли Полину в девятую палату. Перепутали. Это обнаружил врач на утреннем обходе. А почему молчали женщины? Потому что до операции не рассмотрели ни Полину, ни ту, вторую, - Ирину. Отделение переполнено, в палатах мест не было. Для поступивших почти одновременно двух женщин нашли места в коридоре и чуть ли не сразу отправили их в операционную. Такое бывает.

Ирина тоже пошла на поправку. Память у нее от наркоза не отшибло. Она и в самом деле не была замужем, не имела сыновей–двойняшек. И честно обо всем этом говорила Антону. Но теперь это уже не имело никакого значения. История для всех закончилась хорошо. 

КВ
Лента новостей