«Мама, а папа бороду сбрил...»

Осень уже перешагнула через свои оттепели и легкие дожди, желтые покровы облетали с крон. Утренние температуры напоминали природе о предстоящей старости - зиме, но вопреки всем предостережениям жизнь в лесу продолжалась. Поперли опята!
Старый грибник Степан Сергеевич Баров не мог пройти мимо этого факта. В четверг утром, расчесав бороду, запрыгнув в сапоги и завернувшись в плащ, он отправился за опятами на свою личную «плантацию» - в Гнилую Долину. Добираться было не так далеко, но без машины и не быстро - сначала до Зеленодольска на автобусе, потом два часа по известному Барову маршруту.
Ходка на этот раз удалась! Народ недоверчиво отнесся к грибным прогнозам на начало октября: в лесу было безлюдно, но не безопятно. Нагрузив грибами корзину и дополнительные емкости, Степан Сергеевич с чувством выполненного долга двинулся по лесной дороге.До городской окраины оставалось еще часа полтора пути, когда Баров почувствовал неприятные ощущения в груди - забарахлило сердце. Степан Сергеевич присел на обочину и обнаружил, что в пылу сборов забыл взять из дома дежурные сердечные лекарства. Теперь оставалось только одно - переждать на обочине, пока немного отпустит.И тут из-за поворота показалась легковушка. «Остановить? - подумал Степан Сергеевич. - Да ладно, пускай едет - отсижусь и потопаю».Но «Лада» сама притормозила возле сидящего в полусогнутой позе бородатого грибника. Из машины вышла молодая женщина.- Мужчина, вам плохо? Что случилось?- Да ничего особенного. Вот, сердечко малость прихватило, но это знакомые симптомы. Посижу немного и пойду.- Так, давайте поднимайтесь и в машину! Я довезу вас до вашего дома. Или до больницы - если хотите.- Нет, больница будет излишеством. Спасибо, девушка!В машине Барову как будто полегчало. Он даже пытался улыбаться спасительнице.- Девушка, если вас не затруднит, подбросьте меня до автовокзала.- И куда вы собрались в таком состоянии?- Домой, в Казань. Конечно, Зеленодольск - моя родина, я здесь до призыва в армию жил, но сейчас все родственники или поразъехались, или отошли в мир иной. Так что...- Никуда вы сейчас не поедете! Я как специалист со средним медицинским образованием не рекомендую вам в настоящий момент никаких путешествий. Давайте сделаем так: вы отдохнете у нас с мамой часика два-три, я сбегаю в аптеку за вашим лекарством, а потом посмотрим. И никаких возражений!Степану Сергеевичу осталось только подчиниться.В квартире женщина, представившаяся Антониной, уложила Барова на диван, а сама собралась в аптеку.- Можете телевизор включить, чтобы скучно не было. А если хотите, Степан Сергеевич, посмотрите наш семейный альбом - в нем есть и фотографии тех времен, когда вы жили в Зеленодольске. Может, знакомых увидите.Антонина ушла, и Степан Сергеевич взял в руки толстый альбом. И каково же было его удивление, когда на старенькой черно-белой фотографии он увидел себя, молодого безусого десятиклассника! Он стоял под ручку со своей первой любовью - Оленькой. Тогда у них все было так серьезно, что после окончания школы хотели даже подать заявление в загс. Но, что называется, прособирались - Барова призвали в армию. Попал в десантные войска, пришлось повоевать в горячих точках.Письма от Ольги поначалу приходили чуть ли не каждую неделю, однако вскоре переписка оборвалась. Баров послал еще пару-тройку армейских приветов с вопросом «Что случилось?», но, не получив от подруги ответа, перестал писать.Возможно, это стало одной из причин того, что Степан остался на сверхсрочку и дослужил в погонах прапорщика до пенсии.- А вот и я, - раздалось из коридора. - Звонила маме, она скоро подойдет.Антонина вошла в комнату, разложила на столе продукты.- Так, сейчас будем лечиться, - сказала она, доставая из сумки купленное лекарство.- Антонина, извините за вопрос... А сколько вам лет?- Совсем немало. Меня мама в восемнадцать лет родила, сейчас мне уже за тридцать.- В восемнадцать? - Степан Сергеевич заволновался. - А кто ваш отец?- Не знаю. Мама говорила сначала, что он в космос улетел, а когда я подросла - еще всякое-разное... А я так мечтала увидеть его! Да и сегодня это желание остается одним из самых заветных в моей жизни.От внезапно нахлынувших чувств Баров резко поднялся с дивана.- Что с вами? Вам плохо?- Антонина, где у вас ванная?- Вон там, по коридору направо.Степан Сергеевич заперся в ванной и подошел к зеркалу. «А ведь мы похожи с Тоней! Вот только борода мешает», - подумал он. В неожиданном запале Баров схватил с полки ножницы и бритву и за десять минут соскоблил с лица волосяной покров.- Ой, что с вами случилось? Почему вы бороду сбрили? - женщина была в явном смятении.- А вот сейчас... - Баров достал альбом и стал его перелистывать. Остановившись на странице с той черно-белой фотографией, он пододвинул альбом Антонине. - Смотрите - похож?- Да-а...- Так знай, Тонечка, я - твой папа!Немая сцена, последовавшая за неожиданным признанием, достойна классических постановок отечественного театра. Не дав ошарашенной Антонине опомниться, Баров ударился в воспоминания и предположения о том, почему Ольга скрыла от него отцовство. Когда Антонина понемногу начала приходить в себя и улыбнулась, Степан Сергеевич подвел ее к зеркалу:- Ну, ты посмотри, посмотри!.. Мы же с тобой так похожи! И даже цвет глаз одинаковый.- Да-а... - от нахлынувших чувств Антонина была готова заплакать. - Папа, как мне тебя не хватало все это время...Разговор нашедших друг друга родственников прервал ледяной женский голос:- И как это прикажете понимать?Когда Баров и Антонина повернулись к стоящей на пороге женщине, та в смятении воскликнула:- Степа?! Ты откуда?- Мама, а я все знаю! Мы случайно встретились в лесу. А папа бороду сбрил, - сбивчиво начала объяснять Антонина, смотря на мать сияющими глазами.- Ну, и что же мы стоим? Тонечка, накрывай на стол, будем ужинать. Степа, а тебя дома не ждут?- Давно не ждут. С женой, почитай, лет десять в разлуке, а дочка за Америку замуж вышла.Пока Антонина возилась на кухне, Ольга вывела Степана на балкон.- Слушай меня и не перебивай. Тоня не твоя дочь, ее отец погиб в автокатастрофе. Мы не успели пожениться. На вопросы Тонечки я лепила всякую чушь - про космос и всякое другое, но никогда не говорила правду. Она очень любит отца. Поэтому и ты правду не говори. Заезжай к нам иногда как папа, хорошо?.....Но впоследствии Степану Сергеевичу надоело колесить из города в город, и он остался жить в Зеленодольске. Ольга не возражала. Антонина вышла замуж и родила Барову и маме внука. Назвали Степой.Федор ДОТОВ

КВ
Лента новостей