«Санта-Барбара» по-казански. Мужчина в тельняшке

Марат был женат уже семь лет и никогда за это время не расставался со своей женой Ликой надолго. Когда однажды зимой заводской врач посоветовал Лике подлечить в санатории сердечно-сосудистую систему, Марат очень огорчился. Но тут же заявил: «Если ты едешь в санаторий, то я покупаю подзорную трубу. Скоро комета должна мимо Земли пролететь, хочу посмотреть».

Жена, которая раньше была против такой дорогой и никчемной, по ее мнению, игрушки, на этот раз согласилась. Ведь почти месяц муж будет сам готовить себе еду, стирать и гладить одежду. Значит, имеет полное право на личное развлечение.

И вот первая стирка после отъезда жены. Звуки, которые издавала стиральная машина, были ужасны. Марату казалось, что машина не стирает, а жует одежду со скрежетом зубовным, со скрипом несмазанных дверных петель и ударами туземного гонга. Потом сообразил, что из брюк забыл вытащить ремень. Машина, однако, выдержала такое варварское несоответствие и не сломалась. Правда, гремела так, что, казалось, хотела достучаться до всех соседей и даже до далекого санатория, в котором безмятежно подлечивалась ее хозяйка.

Следуя наставлениям Лики, Марат светлое белье стирал отдельно, а темное отдельно. Только вот куда тельняшку класть, он никак не мог сообразить. Прямо хоть полоски пересчитывай: каких больше. С цветным бельем стирать — белые полоски потемнеют, а в светлое бросишь — темные посветлеют. А тельник мировой, теплый. Марат понял, что постирушка — это целая наука: «За эти страдания надо было требовать разрешения не на подзорную трубу, а на покупку целого телескопа». Однако Марат прекрасно понимал, что телескоп — это, конечно, перебор. Коллеги по слесарному участку не поймут, если узнают. В обеденный перерыв за партией в домино всю душу вымотают и на проходной повесят — на всеобщее порицание… Подзорная труба — еще куда ни шло, хотя тоже насмешек не оберешься. Поэтому лучше об этом молчать.

Звонить жене в санаторий по поводу тельняшки было стыдно, и Марат решил спросить совета у какой-нибудь женщины с работы, например кассирши или, еще лучше, кладовщицы. Кассирша хоть и симпатичная, но очень болтливая девчонка: растреплет по всему цеху про терзания Марата. А кладовщица, что спецодежду выдает, — постарше, поопытней, с ней беседовать на такие темы более привычно. Ну пошутим, конечно, немного, не без этого…

Жена далеко, со стиркой тельника проблема, одна радость — смотреть на звезды. Марат еще со школы знал, что есть такие удивительные светила, которые имеют вид хвостатой звезды. В книгах пишут, комета — величайшее зрелище природы!

И вот с получки Марат купил подзорную трубу. А вечером вышел с ней на лоджию, чтобы снять первую пробу с неба. С 7-го этажа хорошо был виден большой пустырь, на котором собирались строить школу, за ним — только что построенный 9-этажный дом. А над всем этим раскинулось темное полотно ночного неба, скупо подмигивающего Марату своими далекими глазками-звездочками. Астрономы говорят, что звездное небо — великая книга природы, кто сумеет эту книгу прочесть, станет обладателем несметных сокровищ. Марату захотелось понять истинный смысл звезд, узнать, почему их считают сокровищем.

Он выбрал для наблюдения самую яркую из звезд. Долго пытался разглядеть у нее что-нибудь похожее на характерный для кометы хвост. Затаив дыхание, смотрит в окуляр, резкость подкручивает. А вокруг звезды все равно неясный, мутный ореол, подобно нимбу, светится. Наконец, догадался: фонарь ведь это на стрелке подъемного крана!

На следующее утро он в обычное время отправился на работу. Ехал в битком набитом автобусе. Сзади напирали. Впереди он увидел девушку в синем пальто. От духоты девушка сняла беретку и оказалась брюнеткой с очень красиво очерченным профилем. «Вот бы у кого проконсультироваться насчет тельника», — подумал Марат и увидел, что под напором пассажиров девушка наклонилась над сидящим студентом-очкариком, который нервно прижимал к себе поцарапанный тубус. «И в ус не дует, — неприязненно подумал о студенте Марат. — Ни такта, ни сочувствия к барышне. Только о чертежах своих и думает». И Марат, видя такую несправедливость, непроизвольно начал продвигаться вперед.

— Эй ты! — послышался вскоре мужской голос. — Я тебе потолкаюсь!

Марат ощутил довольно неприятный толчок под ребра. 

«Да, — подумал он, глядя на студента. — А этому все равно. Нет, чтобы девушке место уступить. Ни стыда, ни совести».

Перед очередной остановкой автобуса студент внезапно поднялся и юркой ящерицей заскользил к выходу, оттирая девушку в сторону. А Марата сразу всосало в образовавшееся пространство, и он плюхнулся на освободившееся сиденье. Над ним тотчас нависла крупная тетка, держащая перед собой сумочку.

«Вот какая загогулина вышла, — глядя на раскачивающуюся перед самым его носом дамскую сумочку, Марат попытался привести мысли в порядок. — Разве теперь девушку усадишь на мое место. Не развернуться».

На работе он все вспоминал ту девушку и даже забыл спросить кладовщицу про тельняшку. А поздно вечером опять сидел на лоджии и глядел в подзорную трубу. Время шло, а комета все не появлялась… Глаза у Марата слипались, руки и ноги постепенно коченели. «Может, — думает, — по горизонту пройдет?» Переводит трубу ниже — и вдруг…

Она! Брюнетка! Марат с ней в автобусе утром ехал. Вот, значит, где красотка живет, — прямо напротив его дома, на 6-м этаже.

Девушка в синем пальто вошла в кухню и поставила сумку на стол. С продуктами, наверное. Потом красавица исчезла где-то в прихожей и появилась в большой комнате. Теперь можно за ней наблюдать. А в выходные, когда она соберется выйти на улицу, выбежать во двор, пойти за ней следом и, улучив момент, под каким-нибудь предлогом познакомиться…

Марат думал, что девушка сейчас вернется на кухню и начнет готовить. А брюнетка вдруг сняла через голову свой джемпер и, оставшись только в юбке и бюстгальтере, принялась танцевать. Она крутилась и вертелась, взмахивала руками, словно лебедь, плыла по комнате, а потом вновь начинала кружиться, не забывая поглядывать на себя в зеркало.

И вдруг Марат почувствовал, как кто-то набросил на плечи теплый шарф. Лика вернулась из санатория! Не выдержала разлуки, на две недели раньше сбежала! Марат смотрел на Лику, она нежно улыбалась, а в ее волосах сияли блики, словно отблески далеких звезд.

«Вот оно, — подумал Марат, обнимая жену, — небесное светило! Не чета ледяным небесным, ведь от тех даже свет приходит спустя тысячелетия».

— Слушай, Лика, а ты с каким бельем тельняшку стираешь? — вдруг спросил довольный Марат.

Сергей БАРТЕНЕВ

КВ
Лента новостей