Асфальтовый каток для Ивана Колюжного

Асфальтовый каток для Ивана Колюжного

В жизни, граждане вы мои, случается всякое. Бывает, выйдет человек на улицу воздухом свежим подышать, ступит на крылечко родного подъезда, тут ему сосулька с крыши раз! - и аккурат в темечко. И нет более человека.

А еще бывает, задумаетесь вы, засмотритесь на какую-нибудь девицу в мини - тут вас асфальтовый каток и переедет. И все процессы у вас прекратятся. Будто и не было.

Но это, дорогие граждане, случаи все частные. И происходят они не со всяким. А вот что случается с каждым вторым из нас, не считая каждого первого, так это обмануться в ком или в чем. Или обмануть.

Вот, к примеру, жила в городе Казани семья Колюжных. Он, Колюжный Иван Федорович, и она, стало быть, супруга его Ираида Артемьевна. И то ли он был с каким дефектом, то ли она уродилась с какой ущербинкой, а только не было у них детей, как они ни старались.

Иван Федорович служил ведущим инженером-конструктором КБ одного завода, который в последние два-три года неожиданно стал процветать. Да еще брал на дом левые заказы, работал ночами. Так что кое-какие денежки в семье Колюжных водились, несмотря на то что Ираида уже лет пять как была домохозяйкой.

А как он ее одевал! Все соседи завидовали. На руках носил, пылинки сдувал. Не кончилась у него, стало быть, любовь к законной супруге. Даже восторг к ней у него не прошел за двенадцать-то лет брака. А это случай даже более редкий, нежели быть перееханным асфальтовым катком.

Летом прошлого года, в свой отпуск, устроил Иван Федорович своей семье круиз по Волге на комфортабельном трехпалубном теплоходе. А что, пусть женушка отдохнет от домашнего хозяйства. Да и ему от своих чертежей передохнуть не мешало. Вот и поплыли. Замечательно, надо сказать, провели время. И с соседями по каюте повезло. С одной стороны - спокойная пожилая пара, с другой - студент университета Лева Моисеев, умный симпатичный паренек. По окончании круиза Иван Федорович с Моисеевым даже телефонами обменялись. Дескать, будем созваниваться, с разными праздниками друг друга поздравлять. Да оно и понятно: отдых, как и совместная работа, сближает.

Потом, до начала нового года, Колюжные несколько раз встречались с Левой. Случайно. Не единожды с ним виделась и одна Ираида. А потом пошли разговоры. Дескать, то видели ее с этим студентом в кафе, то в парке Горького, а однажды даже он к ним домой приходил. Когда Иван Федорович пребывал на работе.

Конечно, Колюжный жене своей верил. За двенадцать совместно прожитых лет поводов для ревности она не давала никаких. Но спросить спросил: чего, мол, этому студенту от тебя надо?

- Ты что, ревнуешь? - засмеялась Ираида. - Успокойся, мальчик просто влюблен в меня. Платонически. В его возрасте все они влюбляются в женщин старше себя.

- И что? - не нашелся больше ничего спросить Колюжный.

- Ничего. Ходит за мной как привязанный, - усмехнулась Ираида.

- Давай я его отвяжу, - буркнул недовольно Иван.

- Нет, ты только сделаешь хуже, - насупила бровки Ираида. - Он сказал, если я перестану с ним встречаться, оттолкну его, он убьет себя.

- Но это же настоящий шантаж! - вскипел Колюжный.

- Может быть, - неопределенно ответила Ираида и проникновенно посмотрела в глаза мужа. - А представь себе, что произойдет именно так: я перестану с ним видеться, а он возьмет и повесится. Как мне с этим жить дальше? Да и жалко его...

На новогодние праздники руководство завода выделило КБ двухдневные путевки на базу отдыха «Волга». После ужина Ираида решила пройтись подышать воздухом, а засобиравшегося было с ней мужа оставила в коттедже: сиди, дескать, и смотри свой телевизор, я все равно недолго. А минут через пять-семь прибежал Хакимов, приятель и сослуживец Колюжного. И доложил, что его Ираида в лесочке недалеко от шашлычной с каким-то парнем жмется.

- Обнялись, будто сто лет не виделись.

Иван Федорович в один миг собрался и побежал к шашлычной. И вправду, гадский студент Моисеев стоял и обнимал его жену как свою. У Ивана помутилось в глазах, и он сам не помнил, как налетел на Леву и стал его душить. По-настоящему. Не подоспей вовремя Хакимов, все кончилось бы весьма плачевно. Но Хакимову удалось отнять Колюжного от студента, который уже начинал хрипеть. Быстро прибежал и врач, и Леве была оказана медицинская помощь. В общем, выжил. А для Колюжного события последовали следующим образом: арест, наручники, КПЗ, дознание, суд.

Судебный процесс состоялся в мае, после Дня Победы. Прокурор однозначно квалифицировал деяние Колюжного как неоконченное преступление, не доведенное до конца по независящим от преступника обстоятельствам. Ивану грозило до трех лет колонии. Адвокат, а с ним Колюжному, несомненно, повезло, намеревался доказать, что тот бросился душить студента в состоянии аффекта. Кроме того, смягчало вину его подзащитного явно аморальное поведение потерпевшего. Иван признал свою вину частично, рассказал все как было, чем завоевал явную симпатию зала. Потерпевший показал суду, что, очевидно, подсудимый сильно приревновал его к своей жене, вот и кинулся на него.

Ираида на суде выступала свидетельницей. Она показала, что когда ее муж кинулся на Моисеева, она испугалась. А пришла в себя - побежала было за помощью, но, слава богу, подоспел друг мужа Хакимов. Признав, что встречалась с потерпевшим, потому что боялась, как бы он действительно не наложил на себя руки, она с большой обидой и негодованием выслушала вопрос адвоката касательно их отношений и твердо заявила:

- Никаких интимных отношений у меня с потерпевшим не было даже близко.

Вскрывать второе дно Ираиды Колюжной начал Хакимов. Он показал, что однажды, придя к Ивану домой, застал Ираиду одну. Та была немного выпивши и предложила Хакимову предаться с ней любви. Она даже стала раздеваться, но Хакимов отклонил преступное по отношению к Колюжному предложение и ушел, обозвав Ираиду стервой. Та не осталась в долгу и в свою очередь обозвала Хакимова импотентом.

Иван Федорович сидел красный как рак и не верил своим ушам. А когда начал давать показания свидетель защиты музейный сторож Усман Миркасымов, сдающий свою квартиру почасно парочкам, Колюжного едва не хватил инфаркт. Оказалось, что Ираида и Моисеев знакомы уже два года и это по ее инициативе студент оказался на круизном теплоходе. Более того, именно она купила на заработанные мужем деньги путевку для Левы и оплачивала съемную квартиру и именно она была инициатором их встреч.

В зале стало шумно, и судья объявил перерыв. После перерыва состоялись прения сторон и приговор, оправдывающий действия Ивана Колюжного.

Когда ему предоставили последнее слово, Иван сказал, вместо того, что он узнал на суде, лучше бы его переехало асфальтовым катком. Нет, правда, прямо так и сказал. А потом заплакал.

 

Павел РАДИМОВ

КВ
Лента новостей