КОРОБЕЙНИКИ
news_header_top_970_100

КОРОБЕЙНИКИ

КОРОБЕЙНИКИ

Переключая телевизионные каналы и натыкаясь на серьезного экономиста, тетка Наташа почти всегда прибавляет звук. Послушав о рыночных теориях и законах, деловито говорит: «Эх, что-то придумывают себе... Их бы на наш рынок!»

До теорий тетке Натке (это для своих) дела никакого, ее больше практика интересует: как-никак из пятнадцати лет новой экономики на базаре пробыла десять. До этого "зевала на швейной фабрике".

Заметив, как я тщетно пытаюсь найти работу по газетным объявлениям, бросила:

- Да не ищи ты... Хочешь на рынке работу найду?

На следующий день я знакомился с шефом.

Есть такая наука - болтология

Назвать Лидию Капитоновну начальницей язык не поворачивается - только шеф и только в мужском роде. Всю свою "фирму" держит в кулаке (именно так - не в страхе). Поэтому большинство подчиненных предпочитают лишний раз к ней не обращаться, особенно в конце дня. Когда подсчитывается выручка, отношение к каждому высказывается персонально - коротким "коматозники".

Наш "офис" расположился в гаражном кооперативе. Только вместо четырехколесного друга - хлипкая тележка. На сыром полу расставлены коробки с разносортным китайским шурум-бурумом: от зеркалец и расчесок до штопоров и метелочек для пыли - наглядный пример нашего внешнеэкономического сотрудничества с Китаем. "Коматозники" должны приходить сюда к семи утра.

День начинается с этакого шаманского обряда. Мы становимся в круг и беремся за руки. Затем поднимаем руки вверх и кричим: "Доброе утро!" Не хватает только костра и бубна, хотя колорит отчасти придается нависающим гроздьями инеем. Приветствие длится недолго, и ты быстро возвращаешься к реалиям:

- Новенький, как зовут? Давай паспорт.

Теть Наташа еще вчера проинструктировала - паспорт не отдавать: и ксерокопией обойдутся. Побурчали на мою бумажку и успокоились. Вручили складной деревянный стол:

- Носильщиков у нас нет, таскать все будешь сам.

Поскольку я новенький, ко мне прикрепили "мамку", вернее, "папку" - парня лет двадцати пяти. Сам он взял туго набитый мешок. Пока шли к месту, давал нехитрые инструкции:

- Запомни, покупатель должен думать, что это не торговля, а распродажа-акция, которую проводит склад-магазин. Поэтому все по пять рублей сейчас, и только сейчас. Будем работать каждый день, понедельник - выходной, но ты все равно можешь выходить - больше денег получишь.

При этом он с истовой настойчивостью повторял: "серьезная компания", "карьера"... Сам Михаил уже успел пройти путь от продавца до бригадира... и обратно.

- Из-за чего обратно?

- Слишком мягко с продавцами обращался.

Намек понял. Дальше шли молча. Я упрямо пытался как-то переварить сочетание "базар - стажировки - карьера". Получилось не очень.

Дошли до автобусной остановки, встали. Разложились.

- И что, стоять будем?

- Не только. Главное - не молчать, - прозвучало в ответ девизом. Так и получается - без "базара" наш рынок не обходится.

Я стою, соплю, а Михаил только и заливает: "Выбираем, покупаем, ничего не пропускаем. Склад-магазин проводит акцию-распродажу! Обратите внимание на эту замечательную мыльницу..."

Вокруг нашего лотка стало многолюдно. Слушают, приговаривают: "Ишь, молодец, как тараторит!" Торговля идет бойко - только успевай пятирублевые монеты собирать да в мешок нырять за новыми порциями китайской мелочовки.

Казанец - покупатель хороший. С лотка уходит все. Но особым спросом пользуются маленькие свечки - и горят долго, и аромат приятный, да и цена пять рублей. И еще почему-то много покупают отверток - индикаторов фазы.

Не обошлось, правда, и без происшествий: я со сдачей замешкался, не заметил, как какая-то бабка хвать набор бритвенных станков и наутек! Михаил это увидел - и к ней. Догнал, а старуха как заверещит:

- Милок, не трогай, отдам, сама отдам. У меня пенсия маленькая...

Бритвы отдала, но долго еще по остановке бродила, "мативировала" "этих торгашей", то есть нас.

- Слушай, за украденное ведь из зарплаты минусуют? - беспокоюсь я.

- Да не напрягайся так. За день все равно на полтинник чего-нибудь украдут или сломают. Чаю хочешь?

Хочу: время обеда. Молодежь на рынке обычно довольствуется треугольниками с чаем. Кто постарше - достают банки с супами, макаронами. Пока Михаила не было, подходила Лидия Капитоновна. Справилась, "где этот коматозник", забрала выручку и ушла.

Еще чуть позже со стороны рынка подбежал высокий кавказец:

- Где главный? Нету? Когда придет, скажешь, пусть к сапожнику зайдет.

Выручка наша хоть и небольшая - по две-три тысячи в день, но все же "за порядок" нужно расплачиваться. Спрашиваю Михаила на всякий случай, что "сапожнику" нужно было.

- А ты не понял?.. - спросил он в ответ.

К вечеру народу поубавилось. Зато старые клиенты (большим числом клиентши) стали приходить:

- А полотенчики у вас прессованные остались, что ли? Я вчера покупала, так понравились...

Рынок несмотря ни на что

Михаил на распродажах около полугода, раньше работал водителем троллейбуса. Приехал в Казань из Башкирии, здесь обзавелся женой и ребенком. Живет в общежитии. О рынке - ничего плохого: денег хватает. Зарабатывает по-разному. Сегодня, например, мы наторговали на три тысячи с небольшим. Получается триста рублей на двоих. А если пропало много товара - и того меньше.

Конец рыночного дня: туда-сюда бегают продавцы, снуют носильщики с тележками, набитыми синими и красными в полоску баулами, просто мешками... Бродит мужик в черном: "Золото по дешевке не хотите?" Раньше, говорят, и валюту предлагали - сейчас времена не те.

И все это в гуле разнотемных и бестолковых разговоров. У какой-то Оксанки посетительницы обувь мерили - прямо в ней и ушли, оставив свои, "драные". Какая-то Ася руку сломала, теперь месяц приходить не будет. А Надежда Дмитриевна вообще в игровые автоматы проигралась и спилась... И тут же: "Кстати, о выпивке - у меня же день рождения завтра. Всем налью!"...

- Это ладно, это каждый день бывает, - уже дома говорит тетка Натка, оторвав от уха телефон и устраиваясь у телевизора. - Я раньше челноком ездила... В Китай. Вот это цирк был настоящий! Мы прямо на мешках ночевали, чтобы их не сперли. Нет, ну денег, конечно, больше, чем когда в маркете стоишь, но челноком - это не каждый может. Я поездила-поездила - и решила: на фиг мне это надо... Сумку товара по дороге потеряешь - это еще ладно: как бы совсем не сдохнуть...

Раньше тетка Наташа работала на швейной фабрике. Жила - не жаловалась. Дочку родила. А потом как под откос покатилось: девяностые. Ушла с работы. Умер муж. Подалась замуж во второй раз - не прошло. Полгода назад через суд разводилась, теперь опять одна. Унывает?

- А че ныть? Сегодня плохо, завтра хорошо. На рынке поработаешь, - говорит, - сам поймешь. Там за тебя ничего делать не будут, все сам.

И в самом деле, чего жаловаться: пока торгует, матери квартиру обставила. Теперь мечтает собственную отремонтировать, даже комнату для этого сдала.

Недавно операция прошла на ноге, две недели провалялась в больнице, два месяца дома. Только полегчало - прямиком к своему мини-маркету: "Вот она я, выздоровела. Берите опять на работу". И снова - один выходной в неделю, обеды в банках, привередливые покупатели. И подружки, готовые болтать часами о своих рыночных секретах.

 

Рустам ЮСУПОВ