Твоя формула любви. Не могу понять, чем обидела…

Каждый год 8 Марта, получив поздравления и подарки от дочек и внуков, я невольно переношусь мыслями в далекий 1965 год.

Тогда у меня было уже две дочери: старшая Валя и младшая Оля. В декрете в то время женщины долго не сидели, и как Олечке исполнилось три месяца, я вышла на работу на пороховой завод, а дочку определила в ясли под присмотр воспитателей. Помню, у них даже вышел спор, кто возьмет эту крупненькую, с щечками словно наливные яблочки, девочку. Каждая из них хотела, чтобы дочка была в ее группе… Каждый раз на приеме в поликлинике педиатр удивлялась, чем же я кормлю своих девочек, что они у меня такие пухленькие? Да и другие мамочки в коридоре интересовались, в чем секрет. А секрета не было: ели, как и все, простую крестьянскую пищу. Одно правда: грудного молока у меня даже после кормления дочери оставалось много. Я выливала его под окно в землю…

Однажды я пожаловалась педиатру, мол, не знаю, куда девать молоко. А она мне и говорит: недавно одна мама пришла к нам в слезах, грудного молока у нее нет, ребенок голодный остается. Врач предложила: пусть эта женщина забирает у вас молоко. Посоветовавшись с мамой, я решила, что ничего в этом плохого нет, но кормить чужого ребенка грудью я не буду, если только сцеживать.

В поликлинике той женщине дали мой адрес, и спустя время она пришла посмотреть, как мы с мужем живем, чисто ли в квартире. Увидела, какие у меня девочки опрятные и чистые. А они у меня ходили, как с картинки — всю одежду для них я шила сама. Женщине все понравилось, и с тех пор она каждое утро прибегала ко мне, чтобы забрать только что сцеженное молоко для своего сына. Я не интересовалась ни ее именем, ни адресом, ни разу не видела ее сына. Знала только, что живут они поблизости, в Соцгороде. Молодая мама периодически предлагала мне деньги, но я отказывалась, неудобно брать плату: все равно бы выливала в землю молоко, а тут хоть какая-то польза. Когда потребность в грудном молоке исчезла, женщина на прощание поблагодарила меня: «Вы спасли моего сына!»

Когда дочке исполнилось три года, как и полагалось в то время, ее перевели из яслей в садик на ул. Челюскина. А через некоторое время повстречала в детсаду мою знакомую — ту самую, что приходила ко мне за молоком. Для меня это было неожиданностью, хотя неудивительно, что дети попали в один детский сад, ведь они были ровесники. Тогда я впервые увидела ее сына, поинтересовалась его здоровьем. Я очень обрадовалась встрече. Женщина же, наоборот, увидев меня, резко переменилась в лице, разговаривала со мной холодно. Пока ребята переодевались, я шутя сказала своей дочке, что это ее собратик. Дети взялись за руки и убежали в группу к воспитательнице.

Каково же было мое удивление, когда, приведя Олечку в группу на следующий день, я услышала от воспитателя, что женщина перевела сына в другой садик. А для меня на всю жизнь так и осталось загадкой, почему она стремительно забрала своего сына. Побоялась, что тот будет общаться со мной и моей дочкой? Но у меня даже в мыслях не было обидеть ни ее, ни сына…

Анна Ивановна, г. Казань

КВ
Лента новостей