Михаил Казиник: «В вечности нет ни Леди Гаги, ни Пугачевой. В ней есть Бах»...
news_header_top_970_100

Михаил Казиник: «В вечности нет ни Леди Гаги, ни Пугачевой. В ней есть Бах»...

Известный музыковед и просветитель Михаил Казиник на пресс-конференции в Казани рассказал о том, что может спасти Россию, о шведском опыте в борьбе с коррупцией. И о том, почему «Битлз» не может считаться классикой.

Скрипач-виртуоз, общественный деятель, лектор-музыковед, писатель, режиссер и актер стокгольмского театра «TeatrstudioLederman», член Междунароной комиссии искусств – перечислять профессии и звания Михаила Казиника можно долго. Сам он скромно называет себя культурологом, а свою миссию видит в том, чтобы «настроить людей на волну поэзии, музыки, литературы». Под его началом работают Международные школы, в которых обучение ведется по уникальным не только для России, но и для всего мира методикам. Выступления искусствоведа неизменно собирают залы по всей России – не стала исключением и Казань. В Татарской филармонии он на днях представил две программы, посвященные творчеству европейских композиторов различных эпох. «Это причудливое барокко» (10 октября) и «Разумные классики и безумные романтики» (11 октября).Вот лишь некоторые цитаты Мастера из его двухчасового выступления перед поклонниками, собравшимися в субботу в центре «Эрмитаж-Казань». О том, что объединит людей

Куда идет цивилизация, если кругом все опутано попсятиной и бессмыслицей?… В идеологии и политике не будет мира, потому что политики никогда не наедятся деньгами и властью. Что же мир объединяет? Только искусство и культура. Культура, исходя из библейского перевода – это возделывание. Чего? Ну, конечно, души. Физическая культура, культура одежды, быта – все это есть и у животных. Есть только одна культура, которая отличает нас от них – это культура духа. Об оппозиции

Не надо ни против чего бороться. Бороться «против» – всегда беда. Надо бороться «за». Не надо оппозиций, не надо строить баррикады, не надо никого убивать. Нужно просто вовремя – в школе, в детсаду, в семье для того, чтобы построить вечные ценности.О проблеме отцов и детей

В чем проблема отцов? В том, что сын любит Леди Гагу, а папа Аллу Пугачеву? Когда папа слушает Пугачеву, сын думает: «Старик совсем одурел». А когда сын слушает Леди Гагу, отец думает – что это с моим сыном, когда и что я упустил? А теперь представьте сына и отца, которые вместе слушают Баха. Проблемы нет, потому что они находятся оба в вечности. В вечности нет ни Гаги, ни Пугачевой. В ней есть Бах! О популярной музыке

Познер у себя на передаче спросил у меня, что такое попса. Я говорю, что поп-музыка – это здесь и сейчас. А классика – это через «здесь и сейчас» в будущее. Она и есть та связь времен, о потере которой так переживал принц датский Гамлет… «Битлз» не может быть классикой прежде всего потому, что у них первый уровень текстов. Классика – это два, три, четыре, пять смысловых уровней. А «Битлз» - это как мыльная опера: талантливо, красиво, замечательно, популярно, но… читайте текст и смотрите – все, что написано, так и есть. О коррупции

В Швеции был случай, когда посреди своего срока премьер-министр страны Ингвар Карлссон вдруг сообщает о том, что уходит с должности. Вместо него временным премьер-министром должна была стать его зам Мона Салин. Вдруг через два дня в газете печатается ее крупный портрет и сообщается, что она никак не может быть автоматическим премьер-министром. Почему? А просто две недели назад Мона Салин приехала домой и обнаружила, что муж, который должен был привезти детям молоко, не приехал. Она быстренько доехала до ближайшего супермаркета и вдруг вспомнила, что забыла бумажник… Тогда она совершила колоссальнейшее, подлейшее преступление, которое только может совершить власть имущий: она достала карточку правительственных денег, заплатила два евро за парковку и два евро за два пакета молока. Приехала домой и тут же написала об этом. Что тут началось! Мона Салин ушла в отставку.О Швеции и шведах

Говорят, почему это на Западе сплошные инвалиды по улицам ездят, вот у нас в России инвалидов нет. Ребята! Инвалид не может спуститься с лестницы на коляске, у него нет лифта, он живет на четвертом этаже. В небольшом шведском городке, где у меня дача, нет ни одного места, куда не мог бы на коляске доехать инвалид. Население города три тысячи человек, количество инвалидов – один .. человек. Миллионы крон вложили, чтобы ему было доступно любое кафе, клуб, ресторан. Это сделали люди, которые христианство воспринимают как вечные ценности. О женщинах и мужчинах

В интервью меня спросили, кто лучше воспринимает музыку? Я говорю – женщины, это совершенно точно. Тогда почему нет женщин-композиторов? Прежде это было связано с условиями их жизни. Но теперь, когда начались элементы эмансипации, сразу появились великие, замечательные композиторы-женщины. Я могу назвать целый список имен, начиная от Софии Губайдулиной и заканчивая Лерой Ауэрбах, Маргаритой Зеленой. О школе будущего

Почему я выступаю за школу нового типа? Школы прошлого были замечательные, но все они страдали одним недостатком – это были школы клипового мышления. Кусок географии, не связанный с ним кусок у другого учителя, не связанные с ними композиторы, жившие в Вене в XVIII веке. Урок физкультуры, при котором вытрясается и география Португалии, и история Франции XVII века…Моя школа наконец-то разрывает с клиповым мышлением. Расскажу о ней на примере урока «яблоко». Шесть учителей вместе в классе – у них спектакль, пьеса, многогранные идеи, панорамное видение мира. Выходит учитель ботаники, рассказывает о яблоке с точки зрения ботаники. Математик прибегает, говорит, давайте его делить? Сколько раз его можно разделить, пока оно не исчезнет? Начинается принцип неделимости..А геометр говорит: «А у меня еще интереснее идея –давайте по-другому разрежем яблоко. Разрезали – а там золотое сечение. А что это такое? Пошел дивный разговор о золотом сечении в живописи, в музыке, в поэзии, литературе, архитектуре. Начинаются чудеса, дети сидят потрясенные. Все вместе, никто не покидает класс, они переговариваются, смеются, шутят. Это не урок, это счастье! Знаете, каково запоминание? Девяносто девять с половиной процентов… Вы себе не представляете, каких мы рождаем талантливых детей - если только открыть их души, открыть их возможности.