Потомок гардемарина
news_header_top_970_100

Потомок гардемарина

21 января Дмитрию Харатьяну исполнилось 50 лет.

- Мне было шесть лет. Мы жили в подмосковном Красногорске, а приехали туда из узбекского города Алмалык, где я родился. Телевизор стоял на шкафчике, я потянул за дверцы – и он на меня упал. Так я оказался в телевизоре. Потом думал: наверное, это был знак судьбы...

Дмитрий Вадимович шутит. Ни в тот момент, ни даже после - когда он уже сыграл главную роль в дебютном фильме Владимира Меньшова «Розыгрыш», Харатьян об актерской профессии и не думал. Он увлекался музыкой.

- Мое детство, с третьего по десятый класс, проходило в трех местах: дом, школа и пионерский лагерь «Метеор», где я проводил лето. Лагерь и сейчас существует, и я периодически туда приезжаю, потому что это место мне очень дорого: там был мой первый вокально-инструментальный ансамбль «Аргонавты», моя первая любовь, мой первый поцелуй... Я в восьмом классе научился играть на гитаре, а летом в лагере организовал ансамбль. У нас песня такая была: «Звездопад, звездопад – это к счастью, друзья говорят...» Я как ее спел в лагере - с тех пор меня путеводная звезда ведет по жизни. И когда приехал после смены домой, мне позвонила Галя Стовбуцкая, которая тоже принимала участие в нашем ансамбле. И сказала, что на «Мосфильме» для съемок в фильме ищут ребят, которые умеют играть на гитаре. Я решил попробовать...

«Розыгрыш» судьбы

Владимир Меньшов долго перекладывал фотографию Харатьяна из стопки «Прошли пробы» в стопку «Не прошли пробы» и наоборот. Наконец решился. Фильм имел ошеломляющий успех: в 1977 году его посмотрели 34 миллиона зрителей! Меньшов получил за него Государственную премию и приз ЦК комсомола. А Дмитрию Харатьяну почтальоны стали приносить мешки писем от поклонниц.

- Мне не нужно было ничего играть: мы были очень похожи с моим героем, - рассказывает Дмитрий. – Мы жили в одно время. Я так же, как и Игорь Грушко, играл на гитаре, был фанатом «Битлов», «Машины времени»... Был таким же целеустремленным и азартным. И даже комплексы у нас с героем похожи. Так что актером себя даже не почувствовал. И когда на озвучивании «Розыгрыша» Меньшов сказал мне: «Советую подумать об этой профессии серьезно», - я не придал его словам большого значения...

Но съемки в «Розыгрыше» не могли остаться без последствий: вскоре другой режиссер - Анатолий Васильев – пригласил Дмитрия в свой фильм «Фотографии на стене», предложив ему сложную драматическую роль старшеклассника, взгляды на жизнь у которого меняются после знакомства с первой женой своего отца.

- Владимир Меньшов открыл мне дверь в кино, а Анатолий Васильев увлек профессией актера, - говорит Дмитрий Харатьян. - Он много рассказывал о том, как учился в Щукинском училище, о студенческом братстве, о работе в театре на Таганке с такими столпами, как Высоцкий, Филатов, Смехов... Картину снимали в Одессе, куда я приехал после десятого класса, не сдавая выпускные экзамены, потому что меня освободили от них – я же снимался в кино! Это был мой первый самостоятельный опыт взрослой жизни - отдельно от дома, мамы, школы. И Васильев настолько увлек меня своими рассказами, что я, снимаясь в фильме, пытался поступить в Щукинское училище - приезжал на экзамены из Одессы. Провалился. Но уже настолько твердо решил стать актером, что после съемок подал документы в училище имени Щепкина. И поступил. До сих пор жалею, что из-за постоянных съемок в кино мне часто приходилось пропускать занятия, а потом с годами самостоятельно заполнять пробелы...

В «Гардемарины» попал случайно

На роль Алеши Корсака в фильме «Гардемарины, вперед!» был утвержден Юрий Мороз. И уже начал сниматься, но из-за дипломной работы во ВГИКе вынужден был прервать свое участие. Кандидатуру Харатьяна режиссеру Светлане Дружининой предложил ее муж и оператор Анатолий Мукасей. «Ну давай попробуем», - без особого энтузиазма согласилась она. Но стоило Дмитрию запеть: «Весна без листвы - как жизнь без любви!» - выдохнула с облегчением: герой был найден!

- В «Гардемарины» я пришел сразу после армии, - вспоминает Харатьян. – В то время все, что происходило на гражданке, для меня было праздником. А там еще и компания подобралась шикарная: Шевельков и Жигунов, тогда еще юные совсем, Машная, Боярский, Лютаева, Балон – мы были дружны, задорны!.. И съемки увлекательные: дружба, любовь, драки, скачки... Я там, кстати, чуть не погиб во второй раз... Нужно было снимать скачки, а навыки верховой езды у меня еще слабенькие - я за пять лет до этого, когда пробовался на роль Пушкина у Марлена Хуциева, ходил на ипподром заниматься верховой ездой, но с тех пор все подзабыл... И вот в один из моментов лошадь взбрыкнула, опрокинула меня и чуть было не налетела сверху - в самый последний момент успела перепрыгнуть. Я чудом остался жив...

С «Гардемаринами» Харатьян обрел не только славу, но и дружбу с режиссером Светланой Дружининой, которая позже пригласила его на роль Ивана Долгорукого в картину «Тайны дворцовых переворотов».

Но есть и еще более удивительные совпадения: накануне юбилея Дмитрий Вадимович принял участие в проекте Первого канала «Моя родословная». И узнал, что его двоюродный дед по материнской линии Борис Тизенко... был гардемарином!

Операция «Дружба»

С большим теплом Харатьян отзывается о работе с Леонидом Гайдаем. Хотя первое знакомство с прославленным мастером комедий не сулило, казалось бы, ничего хорошего...

- В 1989 году меня пригласили на пробы в фильм «Частный детектив, или Операция «Кооперация». Я не сразу понял, что передо мной легендарный Гайдай. В моем представлении человек, который снимал такие веселые фильмы, должен быть задорным, сыпать анекдотами. А я увидел надменного тощего старичка со вздернутым носом. Он был каким-то ершистым, казался недоброжелательным, настороженным. Но потом, когда я лучше его узнал, понял, насколько обманчиво порой первое впечатление. На самом деле Гайдай был милым человеком и ребенком в душе. Недавно мой 11-летний сын Ваня посмотрел фильм Гайдая с моим участием «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-бич опять идут дожди», ему он очень понравился. Гайдай вообще для детей снимал. Говорил: «Если дети смеются - фильм удался». Несмотря на большую разницу в возрасте, мы были духовно близки. Леонид Иович относился ко мне очень тепло - примерно как к внуку. И я к нему - как к дедушке...

Во время съемок «Операции» Дмитрий Харатьян познакомился со своей нынешней супругой Мариной Майко. На Всесоюзном конкурсе красоты ее заметил режиссер Александр Зельдович и пригласил в свой фильм «Закат». Судьба свела их в туркомплексе в Одессе, где снимались оба фильма. К удивлению «гардемарина», никакого интереса к нему «Мисс Тирасполь» не проявила. Оказалось, Марина даже не знала, кто такой Харатьян! Однако завязаться их роману это не помешало. И они вместе уже больше 20 лет.

- С возрастом понимаешь, что в жизни ничего не бывает случайно, - говорит Дмитрий Харатьян. – У меня был кризис среднего возраста, который я попытался преодолеть традиционным русским способом – и чуть не погиб в третий раз... К счастью, встал на трезвый путь. Не знаю, как у других, но в моей жизни – начиная так с 42 лет – идет самый активный, наполненный, гармоничный период. 50 лет – это золотая пора: я ощущаю пользу каждого дня, у меня есть силы, возможности, профессия...

- И мы! – подсказывает Марина.

- Да, и семья. Что еще нужно для счастья?