Приключения австралийца в казанской больнице
news_header_top_970_100

Приключения австралийца в казанской больнице

Приехав в столицу Татарстана, путешественник из Мельбурна Сэм Маккей даже не предполагал, какие приключения его ждут в Казани.

ИСТОРИЯ ПУТЕШЕСТВИЯ. Сэм Маккей - абитуриент. Перед тем как поступить в вуз, парень решил посмотреть мир и отправился в полугодовое путешествие. Оно началось полтора месяца назад. Сэм вылетел в Пекин, затем побывал в Монголии, Иркутске. Еще одним пунктом стала Казань, откуда он должен отправиться в Москву, а затем в Санкт-Петербург и Европу. 
Сэм не платит за проживание. Как и тысячи молодых людей по всему миру, он использует международную некоммерческую гостевую сеть, которая объединяет десятки стран, - каучсерфинг. Это довольно популярное движение среди студентов. Ребята регистрируются на couchsurfing.org и ищут, где бы остановиться во время путешествия. В Казани Сэм гостит у одного молодого дизайнера, который помимо ночлега предложил австралийскому гостю экскурсии по тысячелетнему городу. 
ТРИ УДИВЛЕНИЯ. - Казань - очень красивый город, - делится впечатлениями Сэм. - Меня здесь удивили три момента. Во-первых, ваше гостеприимство. Во-вторых, я даже предположить не мог, что в России есть города с такой прекрасной архитектурой. Очень много красивых зданий в центре города и не только. Я побывал в Соцгороде - там тоже много интересного. Но больше всего меня поразила ваша система здравоохранения. В Казани я почувствовал недомогание, слабость, у меня поднялась температура. Тогда мы с моим казанским другом-дизайнером решили сходить в больницу. Пришли в платное отделение одной из клиник, где у меня заподозрили аппендицит. Хотели вызвать «скорую» - сказали, таков порядок. Я отказался. Мы были на машине, да и острых болей не было.
САМОЕ УДИВИТЕЛЬНОЕ началось, когда мы приехали в дежурную городскую больницу. Это учреждение меня просто шокировало! Я никогда не видел таких кушеток, какие были там в приемном покое. Старые, грязные, без одноразовых простыней - на них ютились больные. Мне начали делать кардиограмму и почему-то использовали аппарат с какими-то присосками. Я поразился тому, что такие старые аппараты еще где-то существуют. 
А главное, никак не мог понять, что со мной делают и почему. Хотят медики меня здесь оставить или нет? Почему постоянно берут кровь? Никто ничего не объяснял, хотя рядом находился мой англо- и русскоговорящий друг. Потом меня отвели в другую комнату, где медсестра достала ржавый станок и, извините, почему-то побрила мне живот. От такой «интимной связи» я даже немного опешил. 
Следующим примечательным пунктом стал туалет - два унитаза без какой-либо разделительной стенки между ними. Везде окурки, грязь. Не было даже туалетной бумаги и мыла. Я тут же сфотографировал все это и выложил фото в соцсети - когда и где еще увидишь такой клозет? 
СУТКИ В БОЛЬНИЦЕ. Сначала меня положили в одну палату. Потом перевели в другую, где народу поменьше. Позже выяснилось, что в третьей палате лежит англоговорящий пациент, и меня перевели туда. Полы и стены в палатах в ужасном состоянии. На своей простыне я заметил чьи-то капельки крови и попросил заменить ее. Нужно ли говорить о том, что в больницах Австралии, перед тем как поменять простыни, дезинфицируют кровать?.. Рядом со мной лежали прооперированные. Я подумал: у нас везде кнопки для вызова медсестер и видеосистемы, следящие за состоянием пациентов. Здесь же такого и близко не было. 
На второй день симптомы острого живота притупились. Стало очевидно, что ничего страшного со мной не произошло. Врач объяснил: если бы я был гражданином России, то остался еще на пару дней. А так, мол, мы тебя отпускаем. Придешь через два дня и расплатишься за услуги больницы. Я же собирался уезжать и попросил счет. Договор со мной не заключили, ответили, что это невозможно. Потом ситуация разрешилась привычным для России способом… 
ВЫВОД. Когда Сэм рассказывал корреспонденту «КВ» эту историю, он несколько раз упоминал о гостеприимстве казанцев. И подивился профессионализму и доброму отношению сотрудников больницы. Многие из них говорили на английском. Но больше всего иностранца поразила наша система неотложной помощи. Именно поэтому мы решили не называть номер клиники, куда попал Сэм. Ведь эта история могла приключиться с парнем в любой российской больнице…