Простой гравер строит в родном селе храм

Павел Кузьмин - обычный работник «Казанского завода ремонт часов». Зарплата средняя. И хотя много лет живет с семьей в Казани, родных мест не забывает.

В селе Карабаян Тюлячинского района он свой человек, душа общества – каждое лето организует здесь Сабантуй, собирая за общим столом все село. Недавно задумал поставить здесь дом (построенный когда-то отцом утрачен). Но прежде всего он хочет, чтобы все было, как при его отце и дедах-прадедах: в селе стоял храм, к которому, будто в прежние времена, потянутся верующие из окрестных деревень.

- Храм - это сердце села: сюда приходят с радостью и горем, встречают в начале жизненного пути и провожают в последний путь. Без него мы сироты, - считает Павел. – Мне очень больно, что и мое село вымирает, надеюсь, оно возродится. Пока есть храм, люди отсюда никуда не уйдут.

Не один год Павел вынашивал этот грандиозный замысел и вот этим летом, накопив деньжат, заложил наконец фундамент будущей церкви. Когда мы побывали у карабаяновцев в гостях, работы завершались - строительство продолжится будущим летом.

Окончание на стр. 3

Окончание. Начало на стр. 1

Храм, который будет

Помощи Павел Кузьмин ни у кого не искал. Просто заручился согласием и поддержкой своих земляков. Те с радостью согласились. Благо среди них настоящие мужики, рукастые - каменщики, столяры да плотники. Все работали на закладке фундамента безвозмездно, включая приезжающих из города детей и внуков сельчан. Даже маленькие ребятишки по кирпичику от разрушенного здания магазина таскали.

- Это дело святое, помочь надо, - кратко, но веско говорит работник Казанского вертолетного завода Виктор Осипов, у которого здесь проживает родня жены.

Женщины кухарят, кормят работников. Картина просто возрождает душу.

Бабушки, хоть помогать не в состоянии, поддержку оказывают моральную:

- Хорошее дело Пашка затеял. Дай Бог здоровья ему. Это ведь не только нам, старикам надо. Я вон зимой в Казани у дочери живу, хожу в церковь и вижу – много, очень много молодежи там. И у нас ходить тоже будут, - говорит 82-летняя Мария Кондратьева. – А то ведь сколько лет без святого места живем!

Храм, который был

Вопрос этот, как и в большинстве русских сел, болезненный. Со старинного храма здесь в 30-е годы прошлого века сняли колокола на переплавку – причем, как утверждают очевидцы, глубокие старики, колокола стонали на всю округу. А сам храм разрушить сельчане не дали – агитатора встретили вилами, тот еле успел укрыться. Во время Великой Отечественной войны, как по всей Стране Советов, действие храма возобновилось, а после того как супостата - не без Божьей ли помощи? - прогнали, храм вновь закрыли «за ненадобностью». И превратили в зернохранилище. Нашлись и нечестивцы, что выломали из стен иконы, чтобы выложить ими пол в банях – доски-то, на которых были писаны иконы, добротные: мореные, толстые. А в 1982-м храм сгорел. Предприимчивые граждане из чужаков хотели разобрать бревна храма (те были в отличном состоянии!) и увезти куда-то на строительство дачи. Поговаривают, подожгли его свои же. А точно на месте храма сама собой выросла рощица - и это при том, что вокруг пустошь.

Дорога к храму, которой нет

В финале фильма Тенгиза Абуладзе «Покаяние» пожилая женщина спрашивает: «Зачем нужна улица, если она не ведет к храму?» Действительно, дорога в Карабаяне исчезла одновременно с гибелью храма.

Храм в Карабаянах будет, в этом можно не сомневаться, коль все зависит от воли рядового, не обремененного полномочиями и бюджетными отчислениями человека. А вот будет ли дорога, ведущая к храму? - большой вопрос. Ибо это уже зависит от воли чиновников. Дорогу здесь обещают построить уже 20 лет.

Карабаяновцы ждут ее с нетерпением: для них это дорога жизни в прямом смысле слова. Парадокс, но молоко и хлеб сюда люди возят сами - из Казани за 100 км. В селе, где осталось около 30 жителей, нет ни одной коровы. Нет и магазина. И детей из деревни увозят в город, потому что из-за отсутствия той же дороги ребятишкам не под силу преодолевать несколько километров в ближайшую школу. Нет здесь и водопровода – местная администрация обещает провести его годами, а пока сельчане пьют грязную воду из реки, запруженной бобрами, а зимой – растапливая снег. И этого-то заслужили наши старики, которых в деревне большинство, - дети войны, вскормленные на лебеде, отдавшие Родине все свои силы и здоровье?! На нерасторопности чиновников наживаются аферисты – собирают с сельчан деньги и исчезают. Раза три так было, и теперь карабаяновцы никому не верят.

- Надежда у нас только на Господа Бога, – задумчиво глядя на фундамент будущего храма, говорит 77-летняя Мария Кузнецова, которая ребенком видела, как стаскивали колокола со старого святого дома. - Начальство-то все обманывает.

Значит, «вначале будет храм»…

КВ
Лента новостей