Кутюр для народа

Сегодня ателье из некогда элитарных заведений советских времен превратились во всеядные мастерские, где берутся практически за любую швейную работу. Наш корреспондент решила выяснить, как живется и работается портнихам, влезшим в жесткую шкуру малого бизнеса?

Объект исследования не пришлось долго искать, благо ателье сегодня на каждом шагу. В одном из казанских торговых центров взгляд выхватывает неброскую вывеску «Ателье по ремонту и пошиву...» Дай, думаю, зайду, пока есть время, перешью пуговицы на куртке - самой все как-то недосуг. Совмещу, так сказать, полезное с полезным.

Небольшая ярко освещенная комнатка. Вместо традиционного вопроса «Вы что-то хотели, девушка?» слышу необычное: «Здравствуйте, милая дама, чем могу помочь?» Интересная женщина средних лет улыбается за стойкой. «Мне бы пуговички перешить...» Хозяйка откладывает в сторону чью-то шубку и переключает на новый (хотя и мелкий) заказ все свое внимание. В ателье кипит работа - три труженицы иглы и ножниц склонились над швейными машинками. Кажется, хозяйка не против пообщаться.

Роза Муниповна Козенко по образованию дизайнер-модельер. Когда-то создавала коллекции, взращивала учеников, имела постоянных элитных клиентов. Времена изменились, для нормального заработка своим трудом и талантом мастерице - матери троих детей - приходится не гнушаться и пришиванием пуговиц (от 10 руб. штука), и реставрацией стареньких кроличьих полушубков (от 200 рублей), и посадкой изделия (150 - 400 рублей), пропадая на рабочем месте допоздна без выходных и праздников и имея в среднем доходу 10 тыс. рублей в месяц. Берутся и за сложные заказы, которые не везде-то и примут: джинсы перекроить, пуховики укоротить, трикотаж ушить. Иначе нельзя: конкуренция жесткая, аренда высокая, персонал «текучий». По словам хозяйки, клиент сегодня в основном небогатый и требовательный. Хотя бывает, Розе приносят ушить-подшить одежку, купленную в бутиках по цене ее среднемесячной зарплаты, - доверяют рукам мастера.

Регина-краса, длинная коса

Старшая дочь Розы Муниповны работает почти бок о бок с матерью, управляя соседним отделом женского белья. Красивая высокая девушка модельной внешности с высшим образованием, Регина поражает посетителей своей длиннющей (почти до пола) толстой косой. Мать и дочь Козенко замечают, что хорошие волосы - это у них наследственное. Косой в семье гордятся, но ее значения не преувеличивают, полагая, что в жизни ум и предприимчивость важнее внешности. Регина успевает получать второе высшее образование, управлять отделом и при этом прекрасно выглядеть - наглядное доказательство мужчинам-бизнесменам, уверенным, что женщина и бизнес вещи несовместимые.

Где у предпринимателя шкурка?

- Магазин наш зовется главным, но народу сюда немного ходит. От красивого фасада выручка не вырастет. Зато аренду задрали высокую, какую платят в крупных торговых центрах с высокой проходимостью. В результате многие поработают-поработают да съезжают, - сетует Роза Муниповна, отдавая мне готовую куртку.

Она, как и многие частные предприниматели, имеющие небольшие отделы в сфере торговли или услуг, находится под постоянным прессингом высокой арендной платы. При этом арендодатель, как правило, в развитие недвижимости вкладываться не особо желает да и арендаторам не разрешает. Мол, и так будьте довольны, что здесь работаете. А еще в статье расходов предпринимательницы зарплата сотрудницам, налоги и отчетность. Чего стоит только один экофонд! Маленькое ателье контролируется на предмет утилизации фурнитуры, словно и не ателье это вовсе, а по меньшей мере мини-химзавод.

Брючные курьезы

Прошли те времена, когда модницы подстраивались под портних. Нынче маленькие ателье берегут клиентов. Могут и припоздниться, и на дом заказ привезти. Хозяйка рассказывает о курьезном случае, когда к ним за пятнадцать минут до закрытия прибежала запыхавшаяся дорого одетая женщина и попросила срочно подшить две пары новых мужниных брюк. Клиентка в панике - помогите! Муж - высокий госчиновник, завтра должен лететь в Питер, ввиду занятости только что купил обновку, а все ателье уже закрыты. Ее стало по-человечески жалко, да и клиент, похоже, все согласовал с руководством торгового центра. Закрытие магазина задержали на час. Брюки были успешно и вовремя подшиты. И все усталые, но довольные разошлись по домам.

Выживают оптимисты

Несмотря на сохранившееся в душе желание творить, сегодня хозяйке ателье не до создания вещей haute couture. На эксклюзивные изделия не хватает ни времени, ни сил, ни площади, ни квалификации сотрудниц. «На дому шить некогда: прихожу в десять часов вечера, ложусь не раньше часа. С утра - бухгалтерия, к обеду снова в ателье», - дает расклад своих будней Роза Муниповна. Однако в ее словах нет жалости к себе, обвинений в адрес государства, конкурентов, чиновников или кого-то там еще. В стане предпринимателей выживают только хронические оптимисты - творцы собственной судьбы.

КВ
Лента новостей