Применение средств противопожарной безопасности в истории

8 февраля (27 января по старому стилю) 1904 года вероломная ночная атака эсминцев Японского императорского флота положила начало одной из самых трагических страниц военной истории России.

Атакованные на якорной стоянке внешнего рейда Порт-Артура русские суда Тихоокеанской эскадры Балтийского флота не смогли противопоставить сколько-нибудь существенного отпора одному из самых передовых на тот момент флотов мира. Понимая всю серьезность угрозы положению русских армий в Манчжурии, Генеральный штаб принимает решение о переброске соединений Балтийского флота на Тихоокеанский театр военных действий. Никто тогда не мог предположить, что впереди Российский военно-морской флот ждет самая страшная трагедия за всю его славную историю – Цусима. После изнуряющего 18000-мильного похода, ввиду острова Цусима Корейского пролива, корабли русской эскадры под командованием вице-адмирала З. П. Рожественского столкнулись с Японским флотом адмирала Х. Того. Фугасно-зажигательные снаряды японской морской артиллерии, начиненные шимозой тринитрофенол алюминием представляли серьезную угрозу российским военным судам. Судовые пожарные команды были приведены в состоянии максимальной готовности. К слову сказать, огнезащитная обработка отсеков и инженерных коммуникаций русских судов находилась на весьма зачаточном уровне. Кроме того, защитные козырьки орудийных башен экранировали во время обстрела осколки снарядов, что приводило к многочисленным поражениям среди личного состава артиллерийских расчетов.

Ранним туманным утром случайным выстрелом с «Орла» начинается величайшая битва двух броненосных флотов. Десятиминутная артиллерийская дуэль заканчивается отходом японских судов на безопасную дистанцию в 80 кабельтов. Японцы начинают стягивать основные силы для охвата и уничтожения русской кильватерной колонны. Адмирал Того поднимает флажный сигнал «Z»: «Судьба империи зависит от этой битвы». Зажатый в Корейском проливе островами Цусима и Окиносима русский флот попадает в смертельную ловушку. В 13:49 броненосец «Князь Суворов» открывает огонь по японскому флагману. Сражение начинается. В первые же минуты боя загораются от прямых попаданий сразу три российских флагмана. Броненосец «Осляба», названный в честь героя Куликовской битвы, вгрызается огнем главных калибров в находящиеся на его траверзе броненосцы «Ниссин» и «Касуга» боевого отряда вице-адмирала Х. Камимуры. Практически сразу выявляется преимущество японской палубной артиллерии в точности и скорострельности. Зажигательный состав фугасных снарядов противника порождает массированные пожары на русских судах. Спустя чуть более часа, под ураганным огнем противника, который концентрирует массированный артобстрел на головных судах, «Ослябя» и «Суворов» представляют собой сплошные огненные брандеры. Кормовая орудийная башня «Осляби» заклинена. Но орудийный расчет, давшего существенный крен судна, лишенный возможности покинуть свой пост, продолжает вести огонь. Японские моряки с уважительным трепетом наблюдают, как погибающий броненосец продолжает вести бой. «Суворов», с полностью разрушенными двумя трубами, сгоревшими дотла палубными надстройками, продолжает вести сражение, сваливаясь в боковую циркуляцию относительно кильватерного строя. Японские крейсеры окружают флагманский корабль и сосредотачивают на нем ураганный огонь. Несколько часов, лишенный хода и управления русский броненосец, отвечает огнем орудийных башен превосходящим силам противника. В казематных отсеках объятого пламенем корабля пожарная команда пытается сохранить судну жизнь. На мостик поступают все новые сообщения о возгораниях. Разумеется, монтаж пожарной сигнализации, проведенный на российских судах, существенно повысил боеспособность русских военных кораблей. Имея до восьмидесяти процентов площади пожара, броненосные флагманы продолжали вести боевые действия. Хотя, именно беспримерный героизм пожарных расчетов, позволил делать это в критической ситуации. Судовые брандмейстеры не позволили пламени проникнуть в снарядные казематы. Неуправляемый «Суворов» начинает забирать сильно вправо и кильватерную колонну русских судов возглавляет «Император Александр III», сразу же попадающий под кинжальный огонь Японского Соединенного флота. Сумятицу боевого строя усиливает неуправляемый, объятый огнем, «Бородино». Русский флот начинает погибать. На неповоротливые русские броненосные флагманы начинают атаки японские катера-истребители. «Суворов» описав полную циркуляцию возвращается в строй, а «Бородино», команда которого сумела поставить рули в положение «прямо», продолжает движение в кильватерной колонне. На броненосце «Император Александр III» начинаются страшные пожары. Пожарные команды не только не позволили судну выйти из строя, но и полностью сохранили его боеспособность.

В период с 17:10 до 17:30 изуродованный «Князь Суворов» дает сигнал об эвакуации штаба раненного вице-адмирала Рожественского. Миноносец «Буйный» снимает с терпящего страшный пожар броненосца командование русской флотилии. После отхода русских судов, оставшийся без поддержки «Суворов» вступает в последнюю схватку с кораблями 4-й, 5-й и 6-й японских флотилий. Практически в упор героический броненосец расстреливают торпедными атаками. Лишенный хода и управления русский корабль под управлением минного офицера лейтенанта М. А. Богданова продолжает вести сражение. В течение полутора часов, выгоревший дотла и лишившийся практически всех орудийных башен корабль, погибая, ведет прицельный огонь из единственно уцелевшего кормового расчета. Последний залп, объятое пламенем и тонущее судно, дает уходя под воду. Почти тысячный экипаж русского броненосца до последнего снаряда ведет неравную борьбу с бушующим в отсеках пламенем. Японские офицеры, видя беспримерный подвиг русских матросов, поднимают вымпелы и отдают воинскую честь гибнущим морякам. Попытка прорыва во Владивосток заканчивается полной гибелью российских эскадр.

Лишь единицы боевых вымпелов могли прорвать блокаду японской армады. Потери русского флота были просто ужасающими. Из 38 боевых кораблей, вступивших в сражение, были потоплены или взорваны своими экипажами 21 судно. Но Цусимская трагедия высветила еще один немаловажный аспект ведения морского боя. Применение японской корабельной артиллерией фугасных зажигательных составов, во многом напоминающих современный напалм, привело к тому, что пожарная безопасность боевых кораблей стала играть много более существенную роль в их боеспособности. Системы оповещения и пожарной сигнализации в скоротечном морском сражении стали представлять собой гонку технологических решений, реактивность которых напрямую влияла на уровень боевой оснащенности судна. Военные разработки, существенно повышавшие потенциальную живучесть судна, перекочевали в гражданские технологии. Современная пожарная сигнализация, являющаяся абсолютным лидером систем оповещения и реагирования на угрозу пожара, представляет собой беспроводной комплекс температурных и дымоуловительных датчиков, сигнал от которых передается на центральное устройство в стандарте GSM. Мобильность такого устройства, его потенциальная масштабируемость, автономность и отсутствие внешне уязвимых кабелей и проводов вывели стандарты пожарной безопасности на принципиально новый уровень. Сегодня трудно сказать, явилась ли организация пожарной тревоги на боевых судах одним из факторов, повлиявших на ход Цусимского сражения. Ясно одно: тревожный аларм, который били судовые пожарные расчеты, ни в какое сравнение не идет с современными системами пожарной тревоги. Тем более, когда речь идет о сохранении жизни гражданских лиц. Радует, что технологии, разработанные в военных целях, имеют свое логичное применение и в мирной жизни.

КВ
Лента новостей