Россиян призывают зарабатывать на... доносах

Можно ли заработать на борьбе с коррупцией
Минюст России недавно вышло с инициативой премировать граждан за сообщения о фактах взяточничества. Суть предложения проста: социально активные россияне получат некий процент от суммы взятки после того, как коррупционеру вынесут судебный приговор. Аналогичным образом предлагается бороться и с теми, кто дает взятку. Документ, разработанный специальной рабочей группой под патронажем Минюста РФ, собираются направить в Совет при Президенте РФ по противодействию коррупции.Система не нова. Она давно и весьма успешно работает в Европе и США, где за сообщение о коррупции получают вознаграждение в размере от 10 до 30% присужденного штрафа. Но приживется ли она у нас?

МНЕНИЕ ПРОТИВ.
  - Эта система не будет работать! - убежден юрист Ленар ГАЙФУТДИНОВ. - Менталитет у нас не тот. Мы уже имели большой опыт стукачества в годы тоталитарной системы. Сформировалось четко негативное восприятие этого явления. Думаю, не стоит называть его благородным словосочетанием «высокая сознательность населения» - она вознаграждения не требует. Значит, речь действительно идет об элементарном доносе, извлечении собственной выгоды. Это наводит на мысль, что ситуацией могут воспользоваться недобросовестные люди для сведения счетов, подставляя безвинных людей, конкурентов. МНЕНИЕ ЗА. Прямо противоположную точку зрения высказывает психотерапевт, доцент, кандидат психологических наук Рамиль Гарифуллин:  
  - Эта идея приживется. Понемногу, но приживется, - убежден он. - Стукачество у россиян заложено в генах. В сталинские времена оно приняло глобальные размеры. Люди просто упивались этой ролью. Да, после периода «оттепели» стукачей стали презирать. Еще детьми нас учили, что ябедничать нехорошо. Но если сверху спустят новую социальную установку, то доносы вновь станут почетным делом. А для этого будут созданы наилучшие условия. Единственное, чего опасаюсь, как бы на основе новой идеи не возникли различные частные организации, которые на данном явлении построят свой бизнес. Например, детективы, которые будут получать свои проценты. Такая получится полукриминальная пирамида, новое неблагоприятное явление.

КАК ЭТО НАЗЫВАТЬ? Слушая своих респондентов, я удивлялась, что они употребляют для обозначения явления, которое обещает стать знаковым в российской правовой системе, слова с негативной окраской - «стукачество», «доносы»… А потом поняла, просто в русском языке нет положительной оценки данному явлению. Нахожу только иностранный эквивалент - «информатор» (что, кстати, в сленговом переводе все равно означает «стукач»).

С ДРУГОЙ СТОРОНЫ, коррупция в стране приобрела такие размеры, что кажется, уже любые меры хороши в борьбе с ней. Но одним только правоохранительным органам ее не победить. Значит, понятно, что правовое общество надо начинать строить с себя. Но как выяснилось, дело не только в нашем противоречивом менталитете, но и в несовершенном Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Даже если человеком движут исключительно чистые помыслы, то как быть с УПК, согласно которому подозреваемые и обвиняемые имеют право узнать, по чьему заявлению они привлечены к уголовной ответственности? Это же прямая угроза для доносчика, то есть, простите, информатора. Не случится ли так, что он подвергнется преследованиям? Да и статью за клевету еще никто не отменял! А что, если сообщение о взятке не подтвердится? Вместо поощрения информатор заработает срок. Особенно если его визави - подозреваемый - окажется крупным и влиятельным чиновником. МНЕНИЕ АВТОРА. Считаю, проблема вовсе не в том, что кто-то не знает, что господин N берет взятки. А в том, что все отлично все знают. Но господин N настолько влиятельная личность, что даже при наличии доноса о его взятке никто на него покуситься не посмеет. Значит, пострадает в основном всякая «мелочь» типа паспортистки, которая за 300 рублей поставит печать в паспорте вне очереди. Кроме того, у нашей полиции так мало полномочий, что говорить о каких-то конкретных действиях просто смешно. ПРИМЕР ИЗ ЖИЗНИ. В подъезде живет наркоман, он же и наркокурьер. Во всем подъезде воняет «ханкой», шприцы и наркоманы валяются на лестнице, что стало делом привычным. Но десятки заявлений в тогда еще УВД Казани не давали результата. Почему? А потому что хозяин квартиры просто не открывает полицейскому дверь. Жилище россиянина неприкосновенно. Поэтому полицейский, даже видя разбросанные шприцы, дело не заводит за «неимением доказательств». Теперь предположим, что в той же квартире живет, скажем, некое лицо, которое на дому берет взятки, и я сообщаю об этом полиции. Первое, что от меня потребуют: «Докажите!» Это я-то должна доказывать? И второе - полицейский поцелует закрытую дверь и уйдет. ГДЕ ЖЕ ВЫХОД? Своей точкой зрения вновь делится юрист Ленар ГАЙФУТДИНОВ:   - Прежде всего, необходимо совершенствовать УПК России. Защитить информатора и наделить полномочиями органы правопорядка. И второе. Властям надо начинать с того, чтобы вернуть доверие народа. А до тех пор все правительственные инициативы будут восприниматься обществом негативно. Если же люди поймут, что государство действительно о них заботится, а полиция защищает, то правительство встретит адекватный ответ на свои инициативы. ИЗ ИСТОРИИ ВОПРОСА. Во времена Петра I налоговая полиция тоже прибегала к помощи доносчиков. Чтобы люди не прятали деньги от податных сборщиков в чулках или зарубежных банках, царь издал указ: «Если кто донесет, где сосед деньги прячет, тому доносчику из тех денег треть, а остальное - на государя». Кончилось это созданием целой системы осведомителей. Казалось бы, печься о благополучии Отечества (ну и себя, царя, не забывать!) - дело благородное. Но вот что пишет по этому поводу известный русский историк Василий Ключевский: «Донос стал государственным учреждением, свободным от всякого риска… Это вносило в управление и в общество нравственно недоброкачественный мотив». Оценить эти слова каждый может по-своему... Кстати
В Китае не вводят крупные штрафы для взяточников и коррупционеров. Их приговаривают к высшей мере наказания.

КВ
Лента новостей