Политруки Татарстана в битве за Ленинград

75 лет назад, 7 января 1942 года, началась Любанская наступательная операция Волховского и Ленинградского фронтов. Она продолжалась до 30 апреля 1942 года. В результате советские войска продвинулись к Северной столице на 70 километров и отвлекли на себя основной удар войск вермахта на город на Неве.

Главной задачей операции было начало прорыва блокады Ленинграда с юга, со стороны станции Любань. Согласно директиве Верховного главного командования РККА от 17 декабря 1941 года войскам Волховского фронта предписывалось пройти по оккупированной территории более 100 километров и пробиться к станциям Волосово и Луга.

Главной действующей силой операции была сформированная в Поволжье Вторая ударная армия, которую возглавил тогда генерал-лейтенант Николай Кузьмич Клыков. Общее руководство осуществлял командующий Волховским фронтом будущий маршал Кирилл Афанасьевич Мерецков. 

Задачу свою в ходе наступательной операции 2-я ударная армия по сути выполнила. Если бы не подвели 52-я и 59-я армии, которые должны были обеспечивать тылы прорыва, подразделения «ударников» пробились бы к Любани. Но...

Немцы назвали это сражение битвой за Волхов и отлично понимали его значение. Они перебросили в эти болота свои резервы из-под Ленинграда и даже из Франции, чтобы замкнуть наступавших в кольцо в районе станции Мясной Бор, что в 46 километрах от Великого Новгорода. Это место для советских бойцов стало Долиной Смерти... 

Самый известный из бойцов Второй ударной

О боях под Мясным Бором написано много. И чаще как о величайшей трагедии окружения, в котором погибли десятки тысяч красноармейцев. Но нередко забывают о том, что именно подвиги бойцов и командиров Второй ударной армии в кольце за полгода позволили полностью исключить оккупацию города на Неве. Погибая в волховских болотах, участники Любанской операции отлично понимали, что каждый снаряд и мина, упавшие на их головы, предназначались Ленинграду.

Это благодаря им местные леса стали кладбищем для нескольких дивизий вермахта, о чем хорошо известно мародерам.

В сражении на Волхове участвовали десятки тысяч уроженцев Татарстана. Нашей рабочей группе казанского парка Победы удалось по архивам установить места гибели лишь 369 наших земляков, погибших в районе станции Мясной Бор Новгородского района и 592 погибших на территории соседнего Чудовского района. Это значит, что реально там погибло более двух тысяч татарстанцев. Более 20 из них опознаны за 35 лет поисковиками по медальонам, наградам и личным вещам. Но подавляющее большинство так и остаются до сих пор пропавшими без вести.

Долгое время с клеймом «пропавшего власовца» был и поэт-герой Муса Джалиль. Именно в редакции газеты «Отвага» Второй ударной армии началась его фронтовая биография под Мясным Бором в апреле 1942 года и оборвалась там же полгода спустя, 24 июня, в последний день существования первого состава армии. Здесь политрук Залилов раненым был взят в плен, как и 30 тысяч его однополчан.

О деятельности Мусы Джалиля в редакции «Отваги» подробно рассказал ответственный секретарь газеты Виктор Александрович Кузнецов в своих мемуарах «Моя Книга памяти» (Казань, 1996 г.). Его интервью «Чудом уцелевшие странички» публиковалось в нашей прессе и на сайтах. Политрук Кузнецов сохранил номер газеты «Отвага» с единственным стихотворением Джалиля, опубликованным на русском языке на фронте под названием «Весенние резервы Гитлера». Вот как описывает Виктор Александрович историю написания стиха в своем дневнике.
«19 апреля. Наши части теряют свою ударность... Но как же тяжело оставлять мысль о наступлении. Мы были так близки к цели. «Остался еще один стремительный бросок вперед, на крупный узел сопротивления немцев, и выстрелы наших орудий, пулеметов, винтовок сольются в единый победный хор с героическими залпами бойцов города Ленина. В нашей воле, в наших силах ускорить соединение с героями-ленинградцами». 

Так писала наша армейская газета несколько дней назад. И это не были простые слова. Артиллеристы подполковника М.Б.Фридланда (18-й артполк РГК) уже обстреливали Любань из своих восьмитонных 152-мм гаубиц. Наши разведчики разглядывали в стереотрубу окраины Любани. До нас доносились звуки артиллерийской стрельбы федюнинцев, атакующих Любань с северо-востока, увы, тоже безуспешно...

После падения Красной Горки наша редакция, оказавшаяся в с. Озерье слишком близко к передовой, вернулась на прежнее место в районе Огорели.

На днях Перльмуттер и Муса Джалиль присутствовали на допросе пленных. Лазарь Борисович, знающий немецкий, спросил пленного летчика, каких классиков немецкой литературы тот больше всего любит. Словно не поняв вопроса, летчик недоуменно пожал плечами. «Гете, Гейне, Шиллер?» - подсказывает Джалиль. Пустое дело! Взгляд гитлеровца совершенно равнодушен. Летчик только что переброшен на Волховский фронт из Франции и знает только одно: убивать. Некоторые из пленных, также новички на нашем фронте, прибыли сюда из Европы и составляют «весенние резервы» Гитлера.
Муса Джалиль, словно огорчившийся за духовное убожество гитлеровцев, написал злую сатиру, которую мы даем в сегодняшнем номере. Стихи так и названы - «Весенние резервы Гитлера». Вот несколько строк из них:

Не резервы это - мразь.
Мокрый снег, отбросы, грязь.
Ведь весной все утекает,
Что земле дышать мешает...»


Еще одна запись в дневнике Кузнецова: «8 июля. По дороге к Мясному Бору миновали могилу Всеволода Багрицкого. На дереве сохранилась фанерка: «Я вечности не приемлю...» Холмика уже нет. Могила обвалилась и заполнена черной водой. В воде плавает хвойный, тоже почерневший, венок. Мы подошли, обнажили головы. К нам приблизился Муса Джалиль.
- Когда-то его отец помог мне поверить в себя.

И Муса тихо прочел стихи, прозвучавшие неожиданным диссонансом в эту невеселую минуту:

Ну как мне не радоваться и 
не петь, 
Как можно грустить, когда 
день - как звон,
Как песня, как музыка и как мед!

- Это мои давнишние стихи, - говорит Джалиль, заметив наше недоумение, - их перевел на русский Эдуард Багрицкий. В 1929 году...»
Подробно ознакомиться с дневником В.А.Кузнецова можно в Музее-мемориале Великой Отечественной войны в Казанском кремле.

Политруки из Долины Смерти

Наиболее полные сведения о наших земляках, погибших в волховских болотах, представлены на сайте Татфронту.ру. Пока помянем таких же, как Муса Залилов, политруков и лейтенантов.

В марте 1942 года, когда фашисты впервые перекрыли коридор снабжения Второй ударной армии, погиб лейтенант 366-й стрелковой дивизии Зуфар Камалов из д. Новое Ахметьево Сармановского района.

А в апреле, когда Джалиль прибыл в армию, под Мясным Бором погибли политруки Василий Федорович Архипов из с. Малый Красный Яр Алексеевского района, Габдельбар Хабибуллович Хабибов из д. Чутай Ципьинского района, Габдулхай Сабирзянов из с. Малый Сулабаш Высокогорского района и казанец Галимзян Сабирзянов.
Тогда же в список потерь попали младшие политруки Закир Закиев из с. Алан Тюлячинского района, казанец Александр Семенович Андреев и младший лейтенант из г. Агрыза Иван Никифорович Красноперов.

В мае 1942 года не вернулся из боя политрук сформированного в Казани 285-го отдельного батальона связи Юсуп Ахметович Багаутдинов. Кто знает, дошло ли тогда извещение о его смерти на его родину в с. Балтаево Апастовского района?

В июне при эвакуации раненых из огненного кольца список потерь пополнил помощник командира взвода сформированной в Казани 118-й автотранспортной санитарной роты елабужанин Иван Павлович Корнилов.

В те же дни 191-я стрелковая дивизия потеряла в бою своих лейтенантов Петра Георгиевича Яканина из с. Чинчурино Тетюшского района и казанца Леонида Михайловича Барышева. 
Опознаны по медальону поисковиками останки двадцатилетнего младшего лейтенанта 267-й стрелковой дивизии Петра Павловича Безкоровайного из д. Татарское Волчье Новошешминского района. Он погиб 12 мая.

В последний день битвы на Волхове - 24 июня 1942 г., в день пленения поэта-героя, не прорвались из окружения командир взвода 92-й стрелковой дивизии казанец Владимир Сергеевич Фомин, младшие лейтенанты Антон Никитич Марков из с. Субаш Тюлячинского района (4-я гвардейская стрелковая дивизия) и Иосиф Матвеевич Синявин из с. Новошешминск (59-я стрелковая бригада). Не пробился к своим и земляк Джалиля, уроженец Оренбургской области Идият Гисматович Тагиров, житель Чистопольского района. 

Мы, активисты ассоциации «Клуб воинской славы», делаем все, чтобы имена наших земляков, погибших в ходе Любанской наступательной операции, были увековечены на мемориальном кладбище у станции Мясной Бор. Этот список растет, потому что поисковики из Татарстана не только на протяжении уже 35 лет находят останки героев на волховских болотах, но и исследуют рассекреченные в XXI веке архивные списки боевых потерь Центрального архива Министерства обороны РФ.

75-летие начала битвы под Ленинградом - еще одно напоминание о том, что наши земляки в составе Второй ударной армии в первом полугодии 1942-го выполнили свой долг перед Родиной. И в волховских болотах лежат останки не презренных «власовцев», а героев, которые отвлекли на себя основной удар фашистов, готовящийся для города на Неве. 
Доказательства этого массового подвига представлены в Музее-мемориале Великой Отечественной войны в Казанском кремле и в парке Победы в Казани.

КВ
Лента новостей