Почему умрут деревни в Татарстане?

В прошлом номере «толстушки» («КВ», 8 сентября) в публикации «Почему умирают деревни, когда закрываются школы?» мы затронули одну сторону острой и больной проблемы вымирания татарстанских сел. Сегодня касаемся другой стороны этой проблемы - третьей российской беды…
Дорожный вопросЯ из тех, кто проводит каникулы в деревне. Мое Большое Бисярино находится в Тетюшском районе. Это тихое красивое местечко вдали от посторонних глаз и городского шума, которое до недавнего времени регулярно оказывалось в вынужденной изоляции. Нормальной дороги в село не было со времени его основания. Жителям большого города сложно представить, каково это - в случае необходимости идти с тяжелыми сумками три километра по липкой грязи в соседнюю деревню! К счастью, за лето ситуация в корне изменилась: буквально за три месяца в Бисярино протянули асфальтовую ленту. Однако еще долго будут помнить местные о том, каких мучений им стоило ее отсутствие: проехать по грязи на машине было невозможно. Если, конечно, где-то в гараже у вас не стоял трактор. В селе много пожилых людей. Они жили в вечном страхе, что если вдруг кому-то станет плохо, «скорая помощь» не сможет сюда добраться. Так что им оставалось только верить в российскую смекалку и бутылку водки, припрятанную в укромном месте и приготовленную для тех, кто согласится вытащить машину из грязи. Поэтому и стала для жителей эта дорога настоящим подарком.
Привычное пьянствоПьют в деревне много. Независимо от дня недели, месяца, времени года и пола. Пьют по поводу и без. Моя мама говорит, что в ее детстве пьющих женщин не было. И даже в голову не приходило, что женщина, хранительница очага, может пить горькую. Сейчас все по-другому. Сельская женщина-пьяница - иногда предмет для обсуждения, но уже не удивления.  Пьют от мала до велика. Начиная с молодежи и кончая стариками. Зрелище это очень печальное. Вот сильный 25-летний парень, только начавший жить, но уже ставший никем. Рядом с ним 60-летняя мать, прожившая большую часть своей жизни и тоже превратившаяся в ничто. 
Я часто задумывалась над тем, почему именно в деревне так много пьют. Возможно, от безысходности. От осознания того, что практически вся жизнь проходит по замкнутому кругу - ради свиней, картошки, урожая... Иначе не выжить. Труд на собственной земле - единственный выход из положения. Потому что на селе давно нет приличной, хорошо оплачиваемой работы. Круг возможностей весьма ограничен: доярка, пастух, патронажная сестра, тракторист. И все! Эти места уже давно заняты.
НевозвращенцыМолодежь, родившаяся и выросшая в Бисярино, это прекрасно понимает. Поэтому после 18 лет мало кто остается в родных пенатах. Стараются закрепиться там, где учились. То есть в городе. Осуждать невозвращенцев сложно. Как ни хорошо летом в деревне, оно быстро проходит. Друзья разъезжаются. Остается лишь длинная осень и зима, посвященная заботам об очередной хрюшке, которую нужно откормить, чтобы потом зарезать и продать. И жизнь эта совсем не та, которую показывают по телевизору. 
Я не вижу здесь счастливых сильных женщин, которые к 50 годам еще помнят о том, что они женщины. В деревне нет мужчин, которые ходят в чистых рубашках. Есть мужики с нездоровыми лицами, покрытыми грубым, как у альпинистов, загаром, от которых крепко пахнет дешевыми сигаретами. Мне бы очень хотелось поверить в то, что все еще может измениться. Что селами и деревнями у нас наконец действительно займутся. Видели бы чиновники, каково на самом деле приходится сельчанам! В эксплуатации находятся такие старые трактора, что замену запчастям изобретают сами трактористы. Деньги на новые к старому трактору никто не выделит.
ГрезыКогда я проходила мимо фермы, подумала: «Если бы я здесь работала, мне было стыдно получать зарплату». Почему? Да потому что в загонах стоят грязные, измученные животные. В ноябре они стоят по уши в холодной липкой жиже и не издают ни звука... Видеть это ужасно. Фермы пришли в полную негодность, крыши обветшали... Горожанин, который этим летом впервые приехал в деревню, сказал, что в таких местах можно смело снимать фильм ужасов.
Наверное, именно поэтому в деревнях так много пьющих. Так много тех, кто покинет родной дом и родные места в поисках лучшей жизни. Я люблю свое Бисярино. Люблю людей, которые там живут. Но мне очень хотелось бы, чтобы на них кто-нибудь обратил внимание. Чтобы наконец там перестали пустовать дома и в них снова закипела жизнь.
Люди деревниДеревня - место особенное. Наблюдаешь за ее жителями и изумляешься: каким образом они умудряются совмещать в себе несовместимое? Больше всего меня удивляет их внутренняя сплоченность при полной внешней разобщенности. Деревенские охотно сплетничают про соседей, рассказывают про них невероятные вещи, но при этом никогда не откажут в помощи. При всей нелюбви друг к другу в горе или в радости они все равно вместе. 
В праздник сложно найти семью, члены которой не принимали бы гостей. Люди деревни вообще другие. У них нет закрытости, присущей горожанам. Они всегда готовы к контакту и общению. Они приветствуют всех соседей в зоне видимости: пастуха, который гонит стадо. Мальчишку или старушку... Деревенские удивительны по своей природе! Простые внешне и внутренне, они хранят внутри невероятно большой запас силы, благодаря которой могут справиться со всеми невзгодами. Возможно, поэтому нас, детей больших городов, летом туда так тянет. География приезжих обширна: Москва, Санкт-Петербург, Сыктывкар, Нижнекамск, Казань, Чебоксары, Ульяновск... И каждый из нас открывает там для себя что-то такое, что останется с ним навсегда. Хотя порой я думаю: как хорошо, что моя мама навсегда уехала из деревни...

КВ
Лента новостей