«Если у меня легкая форма COVID-19, то какая тогда тяжелая?»

По данным медиков, 80% заболевших ковидом переносят инфекцию в легкой форме по типу ОРВИ. Среди них недавно оказалась и 67-летняя казанская пенсионерка Татьяна Алексеевна Халитова.

О том, что заразилась ковидом, она поняла сразу. По утрам Татьяна с соседкой ходили с палочками — второй год с 7 до 8 занимались скандинавской ходьбой в соседнем сквере. Но в то утро пенсионерка поняла: с ней что-то не так. Болело все: голова, суставы, поясница, волнами накатывала тошнота и ломало все тело. С трудом объяснив соседке по телефону, почему не сможет пойти на прогулку, женщина попыталась встать. И не смогла, провалившись в тяжелое забытье.

— Разбудила меня дочка, которая не могла дозвониться, — рассказывала Татьяна. — Отпросилась с работы, примчалась ко мне, открыла дверь своим ключом и нашла меня в полуобморочном состоянии.

Это забытье, или невероятная, доселе не испытанная слабость, не покидает Татьяну Алексеевну уже третью неделю. Вроде и температура небольшая — выше 37,5 пару раз не поднималась. Вроде бы и противовирусные, и солидные дозы витамина С она начала пить с первого дня, но силы не возвращаются.

— Про такое состояние бабушка говорила: «Мочи нет», — продолжала рассказывать свою историю болезни женщина. — Это когда нет ни сил, ни настроения. Хочется лежать, дремать и ни на что не реагировать.

В том, что это ковид, она не сомневалась. Первой новым вирусом в их семье месяц назад заболела внучка, потом дочка. И хотя они жили отдельно, и контакты с бабушкой сразу прекратили, разве могла Татьяна Алексеевна не увидеться разок с любимой внучкой? Однажды второкурсница забежала к бабушке на пару минут, вручив фрукты и тортик. Но видно заразе и этого времени было достаточно, чтобы атаковать новую жертву. Когда на четвертый день своего забытья Татьяна Алекссевна поняла, что не чувствует даже резкого запаха любимых духов, сомнений, что это ковид, не осталось.

Две недели самочувствие Татьяны Алексеевны было как на качелях. Один день умирает, второй вроде бы ничего, жить можно. Наверное, иду на поправку, радовалась она, продолжая принимать кучу лекарств, которыми до нее лечились дочка и внучка. Аппетит был очень плохой, но она заставляла себя полноценно питаться и как можно больше пить жидкости. Но приступы слабости и дурноты не проходили. Почему же так долго она не вызывала врача?

— Так кто ко мне придет без температуры? — парировала Татьяна. — Врачи сейчас и без меня перегружены. Просят понапрасну их не беспокоить. А я вроде сама себя обслуживала.

Но на 16-й день она сдалась. Поставила телефон на автодозвон и три часа дозванивалась в регистратуру своей поликлиники. Усталая молоденькая докторша прибежала к ней после 8 вечера. Внимательно осмотрела горло, послушала, измерила насыщение крови кислородом: 99.

— Все у вас хорошо! — с улыбкой сообщила она бабушке, выписывая рецепт. — Оснований для направления на КТ легких нет. Очень прошу не паниковать, эта болезнь проходит минимум через две недели.

Татьяна Алексеевна послушно терпела и принимала все, что выписала участковый терапевт: уже другой противовирусный препарат и разжижающий кровь, антибиотик, отхаркивающее, витамины. Но лучше не становилось, «качели» продолжались. Дочка записала маму на КТ в платный центр.

— Там я удивилась, что диагносты работают сейчас с 8 до 23 часов шесть дней в неделю, — продолжала Татьяна Алексеевна. — Выходной только воскресенье. Все четко — пришел в назначенный час, жди в фойе, когда вызовут. Медики не в защитных костюмах, а в респираторах, которые закрывают все, кроме глаз. После обследования просят выйти на улицу и ждать результата там.

Вместе с Татьяной таких больных оказалось четверо. Мужчине объявили: легкие без патологии. А трем женщинам — у кого 20% поражения, у кого 60… Заключение нашей пенсионерки: «Картина двусторонней пневмонии вирусного генеза. Легочная ткань по типу „булыжной мостовой“ с поражением менее 25%. Тяжесть легкая».

— Обычно пневмония присоединяется уже на 5 — 6-й день, — пояснила больной диагност. — Вы, наверное, прикашливали?

Татьяна Алексеевна задает риторический вопрос: «Если у меня тяжесть легкая, то каково же тем, у кого она тяжелая?». По ее словам, «легкий» ковид — далеко не ОРВИ! Эту болезнь мы действительно «не проходили».

Сейчас дочка два раз в день делает маме уколы сильного антибиотика. Приступы дурноты и слабости у Татьяны постепенно, но уходят. Никто в семье не паникует. Все верят: бабушка Таня непременно поправится! И советуют нашим читателям не затягивать с вызовом доктора, даже если нет температуры или она небольшая. А если улучшение не наступает — идти на КТ в платный центр.

Автор: Людмила ИВАНОВА

КВ
Лента новостей