Его пели Козловский и Лемешев

От исключения из университета и отдачи его в солдаты Леву Ибрагимова спас ректор Лобачевский
Когда Ибрагимов за очередной свой «предосудительный» поступок был посажен под арест в карцер и об этом было доложено попечителю, Мусин-Пушкин приказал ректору готовить бумаги на отчисление Ибрагимова из университета. Лобачевский известил об этом Ибрагимова и, верно, подсказал ему написать покаятельное письмо, что Лева и сделал.Попечитель усомнился в искренности покаяния. Но сработал авторитет Лобачевского, и Ибрагимов исключен не был.Кажется, Лева немного угомонился в своих проступках, но живость характера умерить не смог, и она стала проявляться в его страсти к стихосочинительству, чем страдал и его отец, Николай Мисаилович Ибрагимов, поэт, баснописец и известный в городе острослов и каламбурист. По части известности Лева даже превзошел своего отца, коего весь город звал Мисаилычем. По сведениям «летописца Казани» Н.Я.Агафонова, стихи Левы «пелись буквально всей Казанью» и ходили по рукам. «Это был страшный казанский зоил, - писал о Льве Ибрагимове в «Историческом вестнике» сын Николая Яковлевича Агафонова Борис, - не щадивший представителей казанского бомонда, не исключая и дам, служивших чаще всего предметом для его метких эпиграмм». Эпиграммы передавались из уст в уста и принесли Льву Николаевичу «громадную известность в городе», как писал В.В.Аристов. Вот одна из эпиграмм на дам «высшего света» Казани - сестер Юшковых:На навозе, близ КазанкиЖили три сестры-поганки - Мерзкие собой,Мерзкие собой.Из них Катенька горбатаСвела нашего прелатаС Наденькой сестрой,С Наденькой сестрой.Лева окончил гимназию и поступил в университет в 1833 году, уже имея публикации в печати. Еще в 1832 году, когда он был гимназистом 14 лет, казанский журнал «Заволжский муравей» опубликовал его стихотворение «К надежде». Позднее им заинтересовались и столичные журналы, в частности «Библиотека для чтения». Именно она опубликовала стихи Льва Ибрагимова, которым было суждено стать знаменитой, а впоследствии и народной песней. Музыку к стихам Ибрагимова придумал модный тогда сочинитель романсов Николай Иванович Бахметев, и песня из петербургских гостиных перекочевала в различные сборники и песенники.Ее пели Иван Козловский и Лемешев. Ее поют и ныне и вряд ли когда забудут. Вы ее наверняка знаете...Ты душа ль моя, красна девица!Ты звезда моя ненаглядная!Ты услышь меня, полюби меня,Полюби меня, радость дней моих!..Ах, как выглянешь ты, раскрасавица,Мне тогда твои очи ясныеЯрче солнышка в небе кажутся,Черней сумрака в ночь осеннюю!..И огнем горит, и ключом кипитКровь горячая, молодецкая;Все к тебе манит, все к тебе зоветСердце пылкое одинокое!..По окончании университета Лев Ибрагимов как студент казеннокоштный был распределен учителем грамматики и географии в 1-ю казанскую гимназию, на коей должности и должен был отработать шесть обязательных лет. К этому времени Лев Николаевич уже сложился как поэт, причем великолепно владеющий рифмой.Прости, свобода золотая,Последню песнь тебе пою,Но не забуду, дорогая,Я негу сладкую твою...Прощай, студенческая келья,Приют былыхсчастливых дней,Приют свободы и весельяВесны пленительной моей!..И вот наконец произошло то, чему пришла пора случиться: в 1841 году в Казани выходит великолепно оформленная, изящно изданная 58-страничная книжка стихов Льва Ибрагимова.Книга была очень удачной и собрала много положительных рецензий. Отзыв в томе №47 «Библиотеки для чтения» гласил: «В далекой стороне... есть действительно один поэт, при всем множестве там поэтов... Господин Ибрагимов, уверяю вас, поэт преизрядный! Это собрание его стихов читается быстро и с удовольствием...»После окончания срока отработки за обучение в университете на казенный счет в 1843 году Лев Николаевич покидает Казань.  Леонид ДЕВЯТЫХ
КВ
Лента новостей