Темури Этерия: Привет всем, с кем тренировался и играл в «Рубине»!

Поклонники футбола хорошо знают о том, что в последние десятилетия за казанский «Рубин» играли и воспитанники грузинского футбола. Некоторые из них внесли весомый вклад в достижения команды. Многие с большим теплом вспоминают о казанском периоде своей жизни. Один из таких - Темури Этерия. В 1967 - 1968 годах он играл за юношескую сборную СССР, два месяца - за «Рубин». В июле этого года Темури исполнилось 70 лет, и он рассказал о своей футбольной карьере, связанной в том числе и с Казанью.

— Темури, слышал, что в детстве вы хотели стать художником.

— Я родился и вырос в городе Очамчире, мой отец Ипполит Этерия и мама Мери Цинцадзе не очень были рады моему увлечению футболом и хотели, чтобы я стал художником. В детстве хорошо рисовал, но увлечение футболом взяло верх. В 11 лет я попал в местную ФШМ (футбольную школу молодежи). Моим первым тренером был опытный специалист Амиран Ткебучава — один из создателей ФШМ в нашем городе. В 15-летнем возрасте я стал играть за очамчирскую команду, потом меня заметил выдающийся специалист, заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер СССР Андро Дмитриевич Жордания. В разные годы он успешно тренировал тбилисское «Динамо», кутаисское «Торпедо», а до этого — футбольный клуб «Спартак» из Иваново. В 1965–1967 годах он был старшим тренером грузинского клуба «Мешахте» Ткибули и в 1967 году пригласил меня в эту команду, выступавшую во второй лиге чемпионата СССР.

— Вам тогда еще не было и 17 лет…

— Да, но он дал мне возможность играть за «Мешахте». Я хорошо провел выездные матчи в Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и Таганроге, после чего старший тренер юношеской сборной СССР Евгений Иванович Лядин пригласил меня в сборную. В 1967–1968 годах я играл за юношескую сборную СССР (U-18).

Лядин был отличный тренер и внимательный человек. Он знал о том, что я мечтал играть за тбилисское «Динамо» — это было мечтой каждого футболиста Грузии того времени, ведь эта команда была одной из самых техничных команд СССР и Восточной Европы. В конце 1968 года тренер сказал мне так: «Темур, тебе 18 лет, ты сразу в „Динамо“ не попадешь. Я не могу позвонить в Тбилиси и не могу просить тренеров тебя ставить в основной состав команды, за которую играют Месхи, Метревели, Хурцилава, Георгий Сичинава, Баркая, Асатиани и другие звезды. Но могу порекомендовать тебя в московские команды — могу в „Локомотив“, могу в „Динамо“. Там будут шансы показать себя, а потом оттуда ты получишь возможность перейти в Тбилиси».

— А вы что ответили?

— Вместо того чтобы согласиться с этим предложением играть в московских клубах высшей лиги СССР, я сказал, что хотел бы играть в казанском «Рубине», который тогда выступал во второй лиге СССР. Он спросил: «А почему „Рубин“?» Я ответил, что не хочу один жить в Москве, а в Казани живет мой старший брат Отари. Он тогда учился в Казани, в торговом институте, и вдвоем с ним будет интереснее. Евгений Иванович понял меня и сказал: «Ладно, „Рубин“ так „Рубин“! Это хорошая команда, и там хорошая атмосфера». Так в конце 1968 года я оказался в «Рубине».

— Как вас встретили в Казани?

— Очень тепло. Я приехал туда на поезде, это был декабрь 1968 года. Хорошо помню многоопытного и очень внимательного тренера команды, заслуженного тренера РФ Николая Ивановича Сентябрева. Он и начальник команды Николай Мочалов со всеми новобранцами были внимательны. Меня опекали, создали комфортные по тем временам условия проживания. Из игроков команды особо тепло вспоминаю капитана Николая Маркова. У него был пушечный удар и добрейший характер. Отлично помню Виктора Колотова, который стал капитаном киевского «Динамо» и сборной СССР, Николая Воробьева, Альберта Файзуллина, Николая Пензина и других. В период пребывания в Казани познакомился с представителями грузинского землячества — душевными и отзывчивыми людьми.

 — Почему вы играли в «Рубине» так недолго — всего несколько месяцев?

— Причина — любовь. Так получилось, что в январе 1969 года «Рубин», в том числе и я, поехал на предсезонные сборы в Сухуми, где провел несколько товарищеских, контрольных игр. «Рубин» отлично сыграл с алма-атинским «Кайратом». На этой игре среди зрителей были тренеры и футболисты сухумского «Динамо». После этого матча меня пригласили в сухумское «Динамо». Я сказал, что буду играть за эту команду, только если моя девушка Светлана Латария из родного Очамчире согласится выйти за меня замуж. Мы со Светланой были знакомы со школьной скамьи, дружили с ней. В то время она училась в мединституте в Москве и замуж не собиралась. В общем, при содействии взрослых и мудрых людей она согласилась выйти за меня замуж, и только после этого я согласился играть за «Динамо» Сухуми. Полагал, что оттуда путь в тбилисское «Динамо» — команду моей мечты — будет короче, чем из «Рубина».

После «Рубина» я играл за динамовские клубы Сухуми и Зугдиди, «Амирани» Очамчире. В 27 лет из-за травм прекратил футбольную карьеру.

Пользуясь случаем, хотел бы передать привет всем, с кем тренировался и играл в «Рубине», всем, с кем тогда общался в Казани. Если будет возможность, приеду в Казань — давно не был в Татарстане. Очень хочется увидеть Казань! Тем более, знаю, летом нынешнего года в Казани запланированы юбилейные мероприятия, посвященные 100-летию Татарской АССР.

Тенгиз ПАЧКОРИЯ, Тбилиси (специально для «Казанских ведомостей»)

КВ
Лента новостей