Он памятник Ильгаму воздвиг рукотворный

«У Ильгама Шакирова - самого лучшего татарского певца, не было, нет и никогда не будет такого поклонника», - говорит о себе разменявший седьмой десяток лет казанец Мухтар САМИГУЛЛИН.

- Ой! Кто это? - невольно вырывается из груди, когда замечаю бюст солидных размеров. Такие обычно украшают скверы и парки.

- Это Ильгам Шакиров, - робко признается хозяин. - Бюст мне сделал на заказ один известный скульптор, с которым познакомил сын Табеева. Сначал он был белым, потом мне посоветовали выкрасить его в черный цвет. Бюст я решил установить на фоне фотообоев с пейзажем, напоминающим просторы Сармановского района - родины певца.

- И это Ильгам Шакиров? - повернувшись влево, столбенею я... у огромной фотографии. Она занимает чуть ли не полстены.

- А кто ж еще?! - отзывается Мухтар абы. - Здесь он молодой, фото я увеличивал с одной пластинки 30 лет назад. Помогли ребята с фанерного завода в Удмуртии.

Аккурат под гигантским фото стереопроигрыватель советских времен и горы виниловых пластинок. Разумеется, только с песнями Шакирова. Словом, не квартира, а дом-музей великого татарского певца. Как такое могло случиться? Без веления сердца наверняка не обошлось? Слушая вопросы, Мухтар абы лишь пожимает плечами и тихо отвечает:

- Все началось в 1962 году, когда я пришел из армии. Мама тогда сказала: «Сынок, сходи-ка на концерт молодого певца Ильгама Шакирова. Уж больно хорошо поет!» Кстати, до этого я и на концерты-то никогда не ходил. А как услышал голос Ильгама, сразу в него втрескался! Вот уже 46 лет живу с ним в душе. Это самый дорогой для меня человек...

Мухтар абы не пропустил ни одного концерта звезды татарской эстрады. Правда, с цветами на сцену выходить стеснялся. Но в глубине души ему страсть как хотелось встретиться с артистом и поговорить по душам. Однажды такой случай представился: сестра одного знакомого шофера работала в филармонии, она-то и договорилась о встрече таланта и поклонника. Но приехав в гости к Шакирову, Мухтар смутился: по-татарски он тогда плохо излагал свои мысли, к тому же волновался.

- С того момента Ильгам абы меня запомнил. Как старые знакомые мы встречались на каждом его концерте, - продолжает Мухтар абы. - Однажды я даже осмелился пригласить его в гости. Он, конечно, удивился, увидев такой себе памятник. Но и глазом не моргнул! Попросил лишь поставить одну его пластинку. Так втроем - Ильгам абы, я, моя жена Ирина - слушали песни, сидя за накрытым столом в зале. Последний раз артист приезжал ко мне год назад, в свой день рождения. Знаете, с ним всегда хочется общаться: он простой, незаносчивый и в то же время думающий, неравнодушный человек. По-другому, наверное, и быть не может, ведь Ильгам абы прошел трудный жизненный путь. Но об этом я узнал не от певца, а от президента Минтимера Шаймиева во время его выступления на 70-летии Шакирова.

Но не только талант всегда радовал своего поклонника. Мухтар Самигуллин - известный в Казани портной, в одно время обслуживавший парт-элиту, - как-то сшил для любимого певца пару брюк. Да таких удачных, что одни тот носил всегда, а вторые берег для особых случаев. Об этом артист сам признался мастеру.

Но, наверное, Ильгам Шакиров и думать не думал, что именно его песни жить и шить поклоннику помогают. Мухтар Самигуллин выучил их наизусть, всегда поет про себя.

- Я даже сплю под бюстом Шакирова, - признается поклонник. - Он уже разбил мое сердце. А если упадет на меня, то разобьет окончательно...

Так может сказать только настоящий поклонник. Относиться к нему можно по-разному. Но он из разряда тех людей, которые не просто зашиваются на работе, думая только о хлебе насущном и сне грядущем. Такие, как Мухтар абы, способны видеть большее, наслаждаться прекрасным, не останавливаясь на достигнутом.

КВ
Лента новостей