Дневник подростка нашел автора через 68 лет

Выдержки из дневника казанского подростка Жени Кобякова, датированные 1942 годом, мы опубликовали в номере, посвященном Дню Победы («КВ», 6 мая).

Рассказали, что пожелтевшую от времени записную книжку нашли рядом со старыми сараями на улице Воровского. А опубликовав самые эмоциональные строчки, очень надеялись, что удастся передать дневник автору лично в руки. Но... Телефонный звонок. Взволнованный молодой женский голос сообщает: «Это дневник моего дорогого свекра. Мы так рады! И так жаль, что главного героя уже нет. Если бы он был жив, уверена, радовался бы этой памятной находке как ребенок!»

И вот я переступаю порог сталинки, где проживал наш герой. В соседней комнате звучит музыка. Знаменитая песня Булата Окуджавы в исполнении... Жени Кобякова. Талант! Меня знакомят с Нэлли Михайловной – супругой Жени, которая долгие годы была его опорой в жизни и музой. На стенах, книжных полках, письменном столе – фотографии, записи... Знакомым почерком исписаны десятки тетрадей. Все они бережно хранятся в семье, напоминая об этом искреннем и удивительно добром человеке.

Вторую половину комнаты занимала русская печка. Когда Женя привел меня к себе домой как будущую жену, то затопил печь. В комнате сразу стало невыносимо жарко. Но к утру, к моему удивлению, в углу появился иней. Нам ничего не оставалось, как переехать к моим родителям. Жили Кобяковы очень бедно. Главный кормилец семьи ушел на фронт. Им приходилось выживать. А моего отца на фронт не взяли по здоровью - у него был двойной порок сердца.

Об отце... - Он мне рассказывал про своего отца – Кобякова Вячеслава Николаевича, - продолжает рассказ Нэлли Михайловна, - как его забрали в 1942 году на фронт. О его гибели он и написал в той детской записной книжке. Братскую могилу отца под Смоленском удалось найти не сразу. К сожалению, Женя смог побывать на ней только один раз.

...и матери. - Мама Жени – Фомина Елизавета Григорьевна - так и не переехала, продолжая жить в том полуподвале. Она работала на ткацкой фабрике. Женя помогал ей чем мог. Брался за любую работу, валил лес во время войны. Проводить на фронт единственного сына Елизавете Григорьевне не довелось: к счастью для матери, война закончилась. А Женю назвали ветераном трудового фронта.

Об учебе. Женя сначала закончил авиационный техникум. Работал на одном из казанских военных заводов и всегда был активистом. Параллельно с техникумом учился в вечерней школе и поступил в педагогический институт, где его сразу избрали комсоргом. Затем продолжил обучение в КАИ. На последнем курсе Нэлли и Женя поженились.

О РАБОТЕ. Женю направили на 22-й завод инженером. Молодоженам дали комнату на улице Профсоюзной. По тем временам жили они неплохо. Трудолюбивого молодого специалиста сразу заметили и отправили на два года на стажировку в Китай. На заработанные там деньги Жене удалось купить машину - большую роскошь в те годы. Об экзотической стажировке семье напоминают причудливые китайские сувениры.

О друзьях. Одними из близких друзей Жени, упомянутых в дневнике, были Володя Воронов, Володя Ширкевич, Женя Гортинский, Зуфар Байтеряков. Все они обожали музыку. Володя стал проректором Казанской консерватории. Женя Гортинский потом уехал в Москву и работал в газете «Комсомольская правда». Друзья часто собирались вместе. Среди альбомов и записей сохранилось стихотворение юного корреспондента, датированное 1944 годом. Евгений Гортинский, будучи мальчишкой, писал:

сказкой будет

Вся наша жизнь

в сегодняшние дни.

И не поверят будущие люди,

Что жили мы иначе, чем они,

Что триста грамм делили

ровно на день,

Тарелкам супа велся строгий

счет,

Канавы щелей бороздили

садик,

Смотрел на небо черный

пулемет…

- Все они бегали на спектакли в оперный театр, - вспоминает Нэлли Михайловна. - Не пропускали ни одного концерта и фильма. Были начитанными и образованными. Женя ко всему прочему очень хорошо танцевал. Все его друзья на чем-то играли и пели. К сожалению, Гортинский умер очень рано, в 1986 году. Вслед за ним ушли в мир иной и остальные.

Влюбленный в Окуджаву. Женя великолепно играл на аккордеоне и гитаре. Любовь к романсам перешла к нему от тестя. Когда молодожены переехали в новую комнату, Женя взял напрокат рояль - инструмент занял почти полкомнаты. Друзья научили его играть на нем. Первую пленку Окуджавы, тогда еще нелегальную, лучшему другу привез из Москвы Евгений Гортинский. Прослушав удивительный голос, Женя Кобяков влюбился в него и стал неизменным поклонником творчества Окуджавы. До седых волос он продолжал радовать людей, исполняя песни Булата. А на теплоходе «Инженер Пташников» даже давал сольные концерты.

Сын Александр: - Это был великолепный отец, любящий муж и заботливый дедушка. Он никогда не жаловался на жизнь. Напротив, был влюблен в нее. Каждый день находил себе новое занятие. Стремление жить всегда интересно удивляло и поражало нас. Отец был душой компании. Умел находить общий язык и с людьми своего круга, и с молодым поколением. А его энергия подпитывала окружающих.

Дочь Татьяна: - Я благодарна ему за доброту и заботу. Никогда не забуду, как папа приехал ко мне в Москву. В тот год моя дочь поступала в технический университет. Нанимать репетиторов нам было накладно. Да и зачем, когда у нас такой дорогой гость, который может дать фору любому профессору математики. Отец стал заниматься с внучкой. Она до сих пор всем рассказывает, каким умным и добрым человеком был ее дедушка.

P.S. Пожелтевшую от времени записную книжку мы передали семье Кобяковых. Родные хотят ознакомиться с семейной реликвией, а потом отдать ее в музей. В какой именно, они пока не решили. По их словам, уникальную находку военных лет должны видеть многие.

КВ
Лента новостей