Цыганочка Аза
news_header_top_970_100

Цыганочка Аза

В моем детстве через наше село частенько проезжали цыгане на телегах. Взрослые поглядывали на них с опаской. Нам, малышам, советовали больно-то не крутиться около них: народ, мол, лихой, не ровен час схватят, заткнут рот и поминай, как звали.

И вот как-то ехали цыгане да и сделали остановку за околицей нашего села на высокой Белой горе. Заночевали там, а утром опять засобирались в путь-дорогу.

Я и друг мой Колька решили посмотреть на цыган поближе: что за народ такой? И вот мы где овражком, где за кустиком, где ползком по траве приблизились к цыганскому табору. Лежим, глядим. Несколько взрослых цыган, мужчин и женщин, укладывали свои пожитки по телегам. Там же вертелась маленькая девочка.

Как мы ни прятались в траве, но зоркий глаз одного цыгана приметил нас. Он был рослым, широким в плечах, с длинными волосами, густой бородой. Цыган круто повернул в нашу сторону и пошел большими шагами. Колька испугался грозного цыганского вида, не выдержал - подскочил с земли как на пружинах и со всех ног рванул домой. А я остался - ни жив ни мертв.

Цыган подошел ко мне.

- Как тебя зовут? – спросил он по-русски.

- Саша.

- Здравствуй, Саша!

- Здравствуй, дядя цыган!

- Ты учишься в школе?

- Да, в первом классе.

Тут к нам подбежала маленькая девочка. Ростом она была с меня, тельцем тонкая, одетая в длинное платье, лицо маленькое, смуглое, а ее густые длинные волосы лежали на плечах и спине.

- Это Аза, дочь моя, – сказал цыган, обращаясь ко мне. И, повернувшись к девочке, добавил: - А это Саша.

Мы с Азой некоторое время смотрели друг на друга.

- Давай играть, – предложила Аза.

- Как?

- Догоняй меня, – весело ответила девочка и побежала с хохотом в сторону. Я тоже сорвался с места - и за ней. Отец поглядел нам вслед и громко рассмеялся.

Догнав Азу, я положил руку на ее плечо, потом поймал ее маленькую ладошку и сжал в своей.

- Какой ты сильный, - остановившись, сказала Аза. – А у тебя, Саша, есть конь?

- Нет.

- А что у тебя есть?

- Собака Шарик.

- Он где?

- Дома.

- Ты мне его покажешь? Я бы погладила Шарика по головке.

- Идем в село.

Но в это время послышался голос цыгана. Аза перевела мне его слова, он говорил: «Не теряйтесь из виду, мы трогаемся!»

- Куда вы едете? – спросил я Азу.

- В Сорочьи Горы, на переправу.

- А потом?

- Не знаю, земля большая. Побежали за телегами!

Всю дорогу до переправы мы ни на минуту не расставались. Нам было интересно и весело вместе. Я набрал большой букет полевых ромашек и протянул девочке. Она приняла, потаскала его немного, подбежала к телеге и сунула отцу. А еще по пути мы сделали остановку у родника, с наслаждением пили холодную воду, поили коней.

Вот и село Сорочьи Горы. Оно находится на косогоре, прямо на берегу реки Камы, у села большая бетонная пристань для паромной переправы.

Самоходный паром был на противоположном берегу, а здесь его ожидало много машин, тракторов. Цыганские колесные повозки встали в очередь, и почти все сошли с телег размяться, пройтись по устроенному тут же базару.

Рядом с пристанью обрывистый глинистый яр, верх голый, узенькая тропинка вела туда.

Аза позвала:

- Идем на яр!

Мы поднялись. С него вид на Каму вообще был неописуемой красоты. Сколько воды, сколько простора, свежести, тишины!.. Плыл большой белый пароход, чайки летали вокруг него.

- Оставайся на месте, гляди на меня, - сказала Аза, немного отбежав.

Девочка на мгновенье замерла и вдруг начала танцевать, часто перебирая своими маленькими босыми ножками, подкидывая подол платья. Ее худенькие плечики и ручки стали ходить, трястись. Она поворачивалась ко мне то лицом, то боком, то спиной, волосы то так, то эдак колыхались на ее плечах, спине, то неожиданно падали с лица прямо до земли. Я смотрел на танцующую цыганку широко открытыми глазами и ничего больше вокруг не видел и не слышал.

Между тем паром подошел к пристани, причалил, и с него стали съезжать машины. А в сторонке от нас стояли отец Азы и мой папа, куривший трубку.

Мы увидели родителей, испугались, притихли: ой, что будет! Ничего не было. Родители наши стояли молча и улыбались.

Цыган сказал:

- Жаль, но пришло время прощаться. Идемте вниз.

Внизу урчащие машины потихоньку въезжали на паромную платформу. Цыганские лошади тоже тронулись, постукивая копытами по деревянным сходням. Мы с папой проводили их. С парома, махая букетом белых ромашек, Аза кричала мне:

- До свидания, Саша!

- До свидания, Аза!

- Мы еще вернемся!

- Я ждать буду!

Ушел паром. Папа толкнул меня в плечо:

- Ох, горе ты мое!

- А как ты узнал, что я здесь?

- Колька сказал. Я завел мотоцикл - и сюда за тобой.

Прошли годы. Я постарел, поседел. Но всякий раз, приезжая на родину, то и дело бросаю взгляды на Белую гору. Все жду цыган, жду Азу. Отзовись, Аза!