Военный инвалид застрелится, но на перекресток не выйдет
news_header_top_970_100

Военный инвалид застрелится, но на перекресток не выйдет

Культи ниже колен, обмотанные серыми тряпками, на голове военная кепка, камуфляжная куртка. Всю неделю у светофора на перекрестке Копылова - Тэцевская инвалид просил милостыню у водителей.

Подавали ему хорошо, почти из каждой машины протягивали бумажные купюры разного достоинства.СУДЬБА 1. Рома родом из Молдавии. Без ног остался во время военного конфликта в Приднестровье. В Казань приехал на операцию, да денег не хватило. Сейчас собирает недостающую сумму с помощью добрых людей.
Это его легенда. На самом деле молдаванин Рома пьяным уснул на морозе и обморозил ноги. Началась гангрена. Ноги ампутировали чуть ниже колен. До инвалидности Рома не работал, пил, почти бомжевал. Лишившись ног, стал членом казанской бригады попрошаек. Добрые люди приютили, дали инвалидную коляску и заставили на них работать.- Инвалидам в военной форме, особенно в тельняшке, подают хорошо, - откровенничает Рома. - Когда серьезные увечья, жалеющих много. Так что я в бригаде ценный кадр.По поводу суммы ежедневного заработка инвалид распространяться не стал. Хмыкнул лишь с досадою: мол, бригадир - зверь, почти все деньги отнимает. - Все хочу собрать побольше денег и уехать к себе в Молдавию, - продолжает Рома. - Там у меня мать-старушка, домик в селе, хозяйство. Но, видно, не вырваться мне из этого инвалидного кресла!СУДЬБА 2. Айрату Калимуллину 41 год. Травму позвоночника получил в 21 год, когда служил в Ракетных войсках под Челябинском. Прикованный к постели, он смог добиться улучшения жилищных условий и сесть на колеса. Вначале инвалидной коляски, а после получил автомобиль по линии соцзащиты. Еще позже женился.- Айрат, как живется на военную пенсию?
- Нормально. Я получаю 15 тысяч со всеми выплатами, супруга примерно столько же. Четыре тысячи уходит на коммунальные платежи, интернет, телефон. Около десяти - на продукты. 500 - 600 рублей в месяц тратим на бензин, езжу довольно редко. Лекарства почти не покупаем. В общем, наша маленькая семья живет вполне сносно.

- Трудно ли военному инвалиду получить коляску, машину, протезы и прочие реабилитационные средства?
- Сейчас по линии соцзащиты не составляет никакого труда. Правда, выдают все отечественного производства, а это далеко от совершенства, но жить, передвигаться и выходить из дома можно. Другое дело, что городская среда не приспособлена для колясочников. Но это тема другого разговора.- Может ли нужда выгнать военного инвалида на улицу просить подаяние?
- Ситуации бывают разные. К примеру, мой друг поехал отдыхать в санаторий. Обратно его должен был забрать брат. Но он опоздал на три дня. Все это время друг пробыл на вокзале без еды и воды, но руку за денежкой не протянул. Хотя признался, мысли такие были. Военный инвалид скорее застрелится, чем встанет на паперть. Честь мундира дорога. Военная пенсия хорошая. На нее можно спокойно жить. Пенсия по инвалидности также не даст пойти за подаянием на улицу.  Но у народа сложился стереотип, мол, если человек на коляске, то ему нужно обязательно подать. Как-то я возвращался с хоккея не на машине, а на коляске. Пока на светофорах стоял, мне несколько водителей деньги протянули. Набралось почти сто рублей. Я не стал доказывать, что не собираю милостыню, взял. Может, людям приятно от этой малости, и я не стал портить им настроение.- А если случится беда?
- У нас есть отделения соцзащиты, реабилитационные центры, центры помощи семье и другие организации, призванные помочь людям, оказавшимся в трудной ситуации. Чем стоять с протянутой рукой в подземном переходе, лучше сходить туда, где реально помогут. У меня отношение к попрошайкам отрицательное! Особенно к тем, кто рядится под военных. Мы, колясочники, тесно общаемся друг с другом. Могу точно сказать, в Казани 99,9 процента - попрошайки-гастролеры.

Комментарии специалистов- Почему подаем? Потому что в россиянах от природы заложены такие чувства, как сострадание, сочувствие, жалость, - говорит психолог, замдиректора центра социально-психологической помощи «Зеркало» Ирэна Боброва. – Попрошайки искусно манипулируют ими. Обладая определенными навыками психологии, умеют разжалобить и вызвать сочувствие. Разве можно спокойно пройти мимо женщины с ребенком на руках, которая умоляет дать денег на операцию малышу?  Случай из моей практики. Бабушка-мусульманка в белом платочке стоит с протянутой рукой возле кремля. Один раз подала ей, второй. На третий спрашиваю: «Апа, разве у вас нет пенсии?» «Есть, - отвечает она. - Но маленькая». И называет сумму, которой просто не может быть. Спрашиваю: может, вам помочь обратиться в районную соцзащиту? Но чем больше задавала я вопросов, тем сильнее тушевалась старушка. В итоге рассердилась на меня: «Иди своей дорогой, чего пристала!»У Московского рынка женщина со спящим ребенком на руках лет восьми собирает деньги на лечение. Подхожу, представляюсь, предлагаю помощь, но не деньгами. Реакция - как у бабушки. Есть и исключения. На Приволжском рынке девчушка лет пяти в грязной оборванной одежонке рада тарелке плова и сладкой булочке, которыми она тут же поделилась со своей сестренкой. Бытует мнение, что попрошайничество - это бизнес. В нем своя структура с рядовыми работниками, бригадирами и верхушкой, снимающей финансовые сливки. Законный или нет, вопрос другой. Ведь у нас не силой отбирают деньги. Сами подаем. Но когда здоровый человек рядится под убогого, вводя в заблуждение окружающих, это похоже на мошенничество. Значит, нарушение закона?- По большому счету у полиции нет законных оснований задерживать граждан, занимающихся попрошайничеством, - пояснил руководитель пресс-службы МВД Казани Игорь Силко. - Бывает, у человека действительно тяжелая жизненная ситуация, которую  он решает подобным образом. Здесь необходима комплексная государственная программа с участием миграционных и социальных служб.

Кстати
Сегодня задолженность перед инвалидами по техническим средствам реабилитации в РТ составляет около 2 млн изделий. Количество необеспеченных заявок на санаторно-курортное лечение - более 22 тысяч. Некоторые ожидают путевку с 2005 года.