Зачем журналисту намордник?
news_header_top_970_100

Зачем журналисту намордник?

Зачем журналисту намордник?

Идея цензуры глубоко проросла в обществе. Даже сами журналисты то и дело взывают к власти с призывом надеть намордник на чересчур бойкую собственную профессию. Мол, доколе можно терпеть позорное разгильдяйство на страницах прессы и особенно на экране телевизора?

И общество, и профессионалов, тоскующих по цензуре, не так уж трудно понять. Мне самому в том же ящике половина передач не нравится. Но при всем этом, если речь идет о цензуре, я - против. Категорически против. Это тот случай, когда лекарство куда страшнее болезни.

Вредоносность цензуры понимали даже большевики. Пока не пришли к власти и не ввели ее временно. Время кончилось одновременно и у цензуры, и у коммунистов - подцензурные режимы долго не живут.

Идея цивилизованной, интеллигентной и квалифицированной цензуры рассыпается при первом же прикосновении к конкретике. Кто будет разрешать или не пущать? У меня есть вполне подходящие кандидатуры: Мстислав Ростропович, Инна Чурикова, Фазиль Искандер, Михаил Шемякин и Михаил Жванецкий. Как вы думаете, согласятся?

Нечего себя тешить иллюзиями: цензурой станут заниматься сплошь шандыбины с митрофановыми. И в результате их усердия Россия свободная развалится еще быстрей, чем Россия большевистская. Я не говорю уже о том, что цензор - чиновник. А чиновника за его ответственный труд положено благодарить. Это какие финансовые потоки станет регулировать, распределять и направлять в нужные карманы новое хлебное ведомство?

Говорят, что большинство населения за цензуру. Может, и большинство. Но спросите граждан, что надо запрещать. Мнения катастрофически разойдутся. Пенсионеры восстанут против голых женщин, молодежь потребует убрать с экрана одетых дядек, бубнящих о политике. Демократы и патриоты захотят запретить друг друга. Цензура - дело тонкое!

Так что же, с журналистским беспределом ничего поделать нельзя?

В свое время я предложил разделить и СМИ, и Союз журналистов по цвету. Желтой журналистике будет позволено все, но - на желтой бумаге, чтобы потребитель знал, с кем имеет дело. А белая журналистика будет ограничена и правдой, и вкусом. Мое предложение сочли остроумным и одобрили именно в этом качестве. Я же до сих пор считаю его достаточно серьезным. Такое разделение позволило бы наконец-то создать нечто вроде корпоративной этики.

Когда-то члены гильдии пивоваров строго следили, чтобы никто из них не позорил благородное ремесло. Если некий пивной барон позволял себе разбавлять пенный напиток водой, его на веки вечные вышвыривали из профессии. Сегодня, увы, множество журналистов позволяют себе торговать водой в пивной таре. Любого цензора они обманут без труда. А вот с коллегами такое не получится - пристальный взгляд профессионала строже и жестче казенного надзирателя...

В грязном информационном пространстве рано или поздно задохнутся все - от дворников до олигархов. И те, кто способен финансировать свободную прессу, думаю, скоро это поймут. Тогда, Бог даст, и возникнет порядок, при котором атмосферу в журналистике будет определять не государство, а общественное мнение, и пишущему человеку, дорожащему репутацией, пределы допустимого будет диктовать не цензурный намордник, а собственная совесть.

Леонид
ЖУХОВИЦКИЙ

Писатель,
драматург.

Москва