Зря у нас забыто слово «конфискация»
news_header_top_970_100

Зря у нас забыто слово «конфискация»

Чиновники должны отчитываться не только о своих доходах, но и о расходах, как это принято в цивилизованных странах. Такое положение нужно зафиксировать законодательно.

А по-настоящему работающий механизм общественного контроля за исполнением такого закона существенно снизит коррупцию в государстве на всех уровнях. В этом твердо убежден председатель комиссии Общественной палаты РТ по вопросам развития институтов гражданского общества Владимир Шевчук, с которым встретился корреспондент «Казанских ведомостей».    - Владимир Николаевич, непростой в России теме – борьбе с коррупцией - были посвящены недавние круглые столы с участием руководителей силовых, правоохранительных, фискальных органов и СМИ. В чем заключается позиция Общественной палаты Татарстана?    - Да, в Казани с разницей буквально в несколько дней состоялось сразу два больших круглых стола. Первую встречу организовало Республиканское агентство по печати и массовым коммуникациям, она касалась взаимодействия средств массовой информации и органов власти по вопросам освещения профилактики коррупционных правонарушений. Речь шла, конечно, о более широких темах – об участии СМИ в организации гражданского противодействия коррупции и формировании общественного антикоррупционного мнения, что, пожалуй, самое главное. Продолжением разговора стал организованный уже в Управлении Президента Татарстана по вопросам антикоррупционной политики круглый стол по взаимодействию органов власти и общественных организаций в целях противодействия коррупции. Почему надо сразу говорить об этих двух мероприятиях? Потому что средства массовой информации – самый мощный и крупнейший из общественных институтов. Не люблю выражение «четвертая власть», да и СМИ никогда не были в нашей стране четвертой властью по большому счету. Но тем не менее важнейшая роль в формировании общественного антикоррупционного сознания в России принадлежит все же средствам массовой информации. Хотим мы этого или нет, СМИ остаются мощным рычагом пропаганды здорового антикоррупционного образа жизни. Они призваны нивелировать понятие «легче дать в лапу и решить быстрее свои проблемы, чем идти законным и, увы, долгим путем».Начиная пять лет назад общественную антикоррупционную работу, члены палаты вместе с сотрудниками Управления Президента РТ по противодействию коррупции и с журналистами СМИ, входящих в ОАО «Татмедиа», провели в течение года 43 (по числу районов республики) выездных круглых стола. В результате мы добились поставленной на тот период цели – возбудили общественное мнение, разъяснили, что такое коррупция, в чем опасность для общества этого явления. Количество публикаций в СМИ республики на темы противодействия коррупции возросло многократно, а граждане (по свидетельству правоохранительных органов) стали чаще сообщать о коррупционных преступлениях.Знает ли простой татарстанец о том, что есть республиканская антикоррупционная программа? Как действует эта большая программа, для выполнения которой выделяются серьезные деньги? Чтобы ответить на эти вопросы, мы стали участвовать в проверках выполнения программы на местах. В нашу разъездную бригаду вошли представитель Министерства юстиции РТ и члены межведомственной рабочей группы по контролю за исполнением республиканской программы антикоррупционной политики на 2009 - 2011 годы. Условно разделили территорию республики на пять зон и вновь отправились по городам и районам. Итоги поездок стали предметом обсуждения на совместных зональных совещаниях руководителей районных антикоррупционных комиссий с участием общественных советов муниципальных образований и СМИ. Уже на конкретных примерах говорилось о том, что хорошо и что плохо, чей опыт следует распространить. Следующим этапом стал выпуск Общественной палатой и Республиканским агентством по печати и массовым коммуникациям брошюры-памятки «Как противостоять коррупции». Эта тоненькая книжечка, оформленная карикатурами, содержала в себе все «коррупционные» статьи Уголовного кодекса, рекомендации, как поступить гражданам в случае вымогательства взятки, и телефоны «горячей линии» республиканской и районных прокуратур, МВД и районных ОВД, отделов по борьбе с экономическими преступлениями, Общественной палаты и ряда общественных организаций. Брошюра эта сейчас есть на интернет-порталах министерств и ведомств, всех районных администраций. И даже сам Президент России на одном из заседаний Государственного Совета страны летом прошлого года презентовал ее собравшимся, похвалив татарстанскую инициативу.Эффективное противодействие коррупции невозможно без участия общественных организаций. В этом году настала очередь проведения семинаров по организации общественного контроля и ведения общественного мониторинга в целях противодействия коррупции. Рекомендации, принятые на восьми проведенных в этом году зональных семинарах, адресованы не только Государственному Совету республики – речь идет о внесении изменений в закон «Об Общественной палате РТ» в части наделения ее функцией осуществления общественного контроля. Татарстанским парламентариям мы предложили инициировать в Государственной Думе ФС РФ внесение изменений в УК РФ, например, введение санкции конфискации имущества, нажитого коррупционным путем, сокращение числа статей УК, допускающих применение условных мер наказания за особо тяжкие коррупционные преступления.Следующий этап, который идет сейчас, – самый серьезный и большой, его нельзя завершить за год или два. Это этап реализации антикоррупционного мировоззрения граждан. Приведу пример, который у всех на слуху, – дело бывшего главы Верхнеуслонского района РТ Александра Тимофеева. Примечательно, когда главу района взяли с поличным на взятке - об этом сразу же сообщили. Раньше такого не было. Поймают взяточника, потом месяц думают – говорить об этом прессе или не говорить? Надо ли сор выносить из избы? И грозный окрик из администрации: откуда сведения? кто разрешил про это писать? Теперь настали, точнее, наступают другие времена...    - Однако у многих сложилось впечатление, что Тимофеева отдали на заклание, принесли в жертву, чтобы успокоить народ – мол, все в порядке, боремся.    - В ответ хочу обратить внимание на одну маленькую деталь: было заявление. Ведь без заявления не может начаться оперативное расследование. Значит, кто-то нашел в себе смелость и заявил о том, что такое преступление может состояться. Cообщение о коррупционном преступлении – проявление гражданской позиции, факт гражданского мужества. Это самое главное.Добавлю, что коррупция – это в первую очередь злоупотребление должностными полномочиями, своим служебным положением, а уже потом взятка. Коррупционер может не брать взятки, но злоупотребить своим должностным положением. Например, порадеть родному человечку, продвигая своего родственника по службе. Или помогая близким людям решать какие-то вопросы по строительству дач, захвату земельных участков.Поэтому сводить понятие коррупции только к взяточничеству – это по меньшей мере говорить только о половине или часто лишь о видимой стороне дела. Например, возьмем случаи взяток в вузах. Ведь почему у нас образование идет на первом месте по количеству взяток? Да просто потому, что там чаще заявляют! Студенты – люди более продвинутые, молодые, они легче впитывают в себя антикоррупционные идеи, и главное, над ними не висит дамоклов меч сознания «мне тут дальше еще жить и работать». В результате вся коррупционная статистика идет в «пользу» образования.    - Извечный русский вопрос можно задать и про борьбу с коррупцией: что делать?   - В первую очередь добиваться, чтобы в России был принят закон об общественном контроле и механизме его работы на практике. Необходимо, чтобы Россия наконец-то ратифицировала в полном объеме Конвенцию ООН по противодействию коррупции. Речь идет о той части, где зафиксирована обязанность чиновников доказывать происхождение своих капиталов. Сейчас в России действует половинчатое решение: чиновник лишь декларирует доходы. И мы видим по итогам года: ага, у этого – сто миллионов рублей, у другого – двести, у третьего, бедного, – только пятьдесят тысяч. Но тогда откуда у того, у которого «всего» пятьдесят тысяч рублей на счету, вилла на Кипре, яхта ценой в эту виллу, а может, и дороже? Почему его юный отпрыск, еще не ударив пальцем о палец, уже ездит на дорогой иномарке? То есть, контролируя доходы, мы совершенно не контролируем расходы. И спросить, откуда у тебя столько денег, считается неприличным. А вот в Германии этот вопрос приличен. Надо сделать так, чтобы он и в России стал обычным и приличным.Еще важный момент, на который Общественная палата РТ обращает внимание. Принят закон о штрафах, многократно превышающих взятку. Мол, не надо сажать, давайте лучше накажем материально и посадим в долговую яму. А может, лучше по закону отнять награбленное? У нас забыто слово «конфискация». Мы боимся этого термина как синонима эпохи сталинизма. Но ведь если явно прослеживается, что все нажито неправедно, коррупционным путем, тогда можно лишить взяточника этой собственности, передав ее государству.    - А что ответит Владимир Шевчук, если к нему на улице тоже подойдут участники опроса на тему «Что такое коррупция?»?    - Говоря юридическим языком, коррупция – это использование должностного положения в корыстных целях, своих собственных или в пользу третьих лиц. Если мы говорим о взаимоотношениях в обществе, коррупция – это жадность, помноженная на непорядочность человека, облеченного властью.

news_right_column_240_400
news_bot_970_100