Ему всегда было непонятно стремление провести это событие «как у людей», с весельем по расписанию. Было в этом что-то архаичное. Как новогодний стол с обязательным оливье, который при Союзе готовили не от хорошей жизни, а теперь эта окрошка в майонезе стала символом праздника. От Гульнары и Ильи он подобной свадьбы не ожидал, но те, виновато улыбаясь, разводили руками и объясняли про многочисленную родню, которая уперлась рогом.

Справедливости ради надо сказать, что проходило все очень даже достойно: без идиота-тамады, постоянно предлагающего выпить, чтобы разогреть гостей до состояния, в котором они будут готовы участвовать в дебильных унизительных конкурсах. Вместо этого был неплохой ведущий, молодой и обаятельный, а вместе с ним приличная музыкальная группа с приятным репертуаром. И родственники, пусть и слегка затянувшие с поздравлениями, тосты произносили с чувством и от души, без пьяных соплей, которые Антон так ненавидел на застольях.

Мужчина вышел из душного зала на свежий воздух. Курить он бросил два года назад, когда они с Леркой еще собирались завести ребенка. Хотелось просто подышать и побыть немного одному. Через минуту рядом с ним возникла молодая девушка, одна из подруг Гульнары. Мужчина попытался вспомнить ее имя, но тщетно.

- Не найдется сигаретки для девушки? - кокетливо улыбнулась она.

- Не курю, - буркнул в ответ Антон. Его раздражали курящие девушки.

Та в ответ надула губки и ушла. Антон вздохнул. Наверное, стоило быть повежливее. Подумав, мужчина признался себе в том, что с праздником и окружающими его людьми было все в порядке. Очевидно, дело было только в нем. Антон вспомнил собственную свадьбу с Валерией, помпезную и бессмысленную.

- Ну зачем нам все это? - спрашивал он возлюбленную. - Давай лучше рванем вдвоем на Красное море?

Антон был очень увлечен дайвингом, поэтому при первой возможности стремился поехать туда, чтобы понырять на атоллах. Пытался он пристрастить к своему увлечению и Валерию, но не слишком успешно: та ездила с ним, несколько раз погружалась с инструктором и одна, но особого восторга не выказывала.

- Нет уж, милый, мою свадьбу я тебе испортить не позволю, - такой ответ последовал на предложение Антона.

Вспоминая это, мужчина подумал, что тогда он на такую формулировку не обратил внимания, хотя сейчас уже понимал, что это был очень серьезный звоночек.

Валерия не была самовлюбленной или избалованной, нет. Она была замечательной девушкой, чуткой и нежной, замечательной хозяйкой и, наверное, стала бы хорошей матерью. Просто до свадьбы Антон не замечал, насколько они с ней разные.

Когда они познакомились, Антон был готов кричать на весь мир от восторга. Ему казалось, что он встретил родственную душу. Они часами говорили о кино и литературе, он читал ей свои стихи во время ночных прогулок. Романтика, одним словом. Он стал везде возить ее с собой: походы в лес и горы, сноуборд на лыжных базах, дайвинг на местных озерах и море. Валерия соглашалась с любой его инициативой, слушала его с раскрытым ртом.

Одного тогда он не понял: все это она делала только для него. Вспоминая, Антон понимал, что вовсе они не разговаривали, а все время говорил он, что активный отдых не нравился Валерии, хотя она и сумела втянуться. Просто ей хотелось ему понравиться, что и удалось, потому как скорым и закономерным результатом стала их свадьба.

Только свадьба в их истории была не счастливым финалом, а Рубиконом, после чего стали очевидны все недостатки их отношений. Выражались они в житейской истине: женщина всегда надеется изменить мужчину, а тот надеется, что женщина никогда не изменится. Естественно, ни одно из ожиданий не сбылось.

Со временем стало ясно, что им просто не о чем говорить. Антон старательно выслушивал супругу, когда та делилась с ним сплетнями с работы. Но выше бытового уровня разговоры не поднимались, что было для него просто невыносимо. Результат так же закономерен - развод. Цивилизованный, без скандалов. Но для Антона очень болезненный.

Вернувшись в банкетный зал, Антон подошел к Илье.

- Поеду я, дружище. Не по мне все эти застолья, извини. Надо было мне сразу после загса уехать, а не портить всем настроение своей кислой рожей.

Илья оценивающе посмотрел на него и кивнул.

- Лады, только сделай доброе дело - подвези Катюху.

И помахал той самой девушке, с которой Антон встретился на крыльце. У Антона это почему-то вызвало раздражение.

- Ну что она, на такси не доедет?

Илья нахмурился.

- Злой ты стал, брат. Как с Леркой вы разбежались, сам не свой. Не дело это.

Через несколько минут Антон и Катя уже были в машине. Разговор не клеился, хотя девушка старательно искала тему. Просто Антона раздражал ее внешний вид, кокетливый и легкомысленный, он почему-то сразу решил, что Катя пустая и глупая.
Спустя две недели Антон разглядывал в соцсети фотографии со свадьбы Ильи и Гульнары. Среди прочих гостей он увидел и Катю. Движимый любопытством, он перешел на ее страницу и увидел на ней фотографию девушки в обнимку... с ним. Его изображение приделано в фоторедакторе, что было заметно.

«Это такой экзотический способ привлечь внимание?» - написал он ей.

«Сработал же, - смеялась девушка. - И вообще, мысли имеют свойство материализоваться, так что, если чего-то хочешь, нужно это изображать».

Антон, читая ее сообщения, немного опешил. Мужчина не привык к такому откровенному вниманию со стороны женщин. Но ему вдруг стало весело и любопытно, переписка вылилась в долгий разговор обо всем на свете. Вскоре Антон узнал, что Катя вовсе и не курит, а просто не знала, как заговорить с ним на крыльце. Потом разговор перешел на их увлечения, Антон рассказал девушке о дайвинге.

«Здорово, давно хочу попробовать», - написала ему Катя.

«На море мы через пару месяцев поедем. Зато на Первомай собираемся на Урал, по реке сплавляться», - ответил Антон.

«Круто! А с вами можно? Давно никуда не ездила. У меня и все снаряжение есть».

«Серьезно?» - удивился Антон.

«А что, если девушка красивая и умная, то ей и рюкзак не поднять? Я с папой с детства езжу на сплавы и просто в горы».

Антон улыбался, глядя на экран. Кажется, в его жизни что-то менялось.