Слово «пасха» есть производное от еврейского «песах», переводящегося как «переход, перемена». Этим словом ветхозаветные иудеи называли праздник, установленный в память исхода их из Египта на «землю обетованную».

Как гласит Библия, египетский фараон Рамзес отпустил евреев из Египта. А перед выходом каждый из племени сынов Израилевых обязан был заколоть и изжарить целого агнца, не забыть прихватить с собой серебряную посуду и ожидать начала похода одетым по-дорожному и с посохом в руках.

Христиане-греки считали, что Пасха есть переход от смерти к жизни, и связывали ее с воскресением Христа.

Бывший в Никее в 325 году собор отцов Церкви в составе 318 человек, который, кстати, произвел путем простого голосования Иисуса Христа из пророка и сына человеческого в Сына Божиего, составил относительно Пасхи 20 правил. Одно из них гласило: христианская Пасха следует после иудейской и празднуется в первый воскресный день после первого полнолуния, следующего сразу за весенним равноденствием. Вот так и получилось, что празднуется Пасха весной между 22 марта и 25 апреля.

На Руси празднование Пасхи было введено в Х веке вслед за принятием христианства как общегосударственной религии князем Владимиром (Крестителем). Возможно, это случилось бы и ранее, во второй половине IX века, когда были окрещены киевские правители Аскольд и Дир, но хитрые греки требовали слишком многого, а главное - подчинения не только царьградскому патриарху, но и византийскому императору, что значило бы потерю самостоятельности Руси.

Ночь перед Пасхой - Великая суббота - была очень впечатляющим зрелищем. В Казани со второй половины XVI века вплоть до первых десятилетий века ХХ, как и в других российских городах, народ заполнял храмы и улицы возле них, ожидая крестного хода. В главном соборном храме Казани - Благовещенском - раздавался первый благовест большого колокола, который тут же подхватывали колокола остальных городских соборов и церквей. Толпа православных осеняла себя крестным знамением, после чего в их руках оказывались зажженные свечи. Появлялись архи- и просто иереи в светлых одеждах, с хоругвями, иконами и крестами.

- Воскресение Твое, Христе Спасе, Ангели поют на небесех, и нас на земли сподоби чистым сердцем Тебе славити! - затягивал церковный хор, и начинался крестный ход.

А потом горожане и пришлые из пригородных слобод, сел, деревень и починков богомольцы занимали вершины Кремлевского и Зилантова холмов, взбирались на колокольни и крыши домов и обращали свой взор на восток, ожидая увидеть восход солнца. Считалось, что на Пасху утренняя заря ярче и краше, чем в обычные дни.

Особенно хорошо было видно с утраченной ныне колокольни Благовещенского собора. Счастливчики, сумевшие взобраться туда первыми, встречали зарю, которая действительно была ярче и красней обычного.

И потом начиналась Святая неделя - пасхальные каникулы. Семь дней никто не работал: гуляли, праздновали, ходили друг к другу в гости. В эти дни, после введения в конце XVI века государственной монополии на алкогольные напитки, официально разрешалось делать вино, варить медовуху и пиво, и всю Святую неделю на казанском посаде и кое-где в кремле стоял такой дух, что мог свалить с ног какого-нибудь заезжего иноземца.

На Ивановской площади меж кремлем и Иоанно-Предтеченским монастырем и еще на нескольких базарных площадях и торговых улицах ставились сотни котлов, бочонков и мисок с вареными вкрутую яйцами, окрашенными в красный, синий, желтый, зеленый и иные цвета, в том числе посеребренными и позолоченными. Покупались они едва ли не каждым прохожим, но не для себя, а для своих знакомых и даже для незнакомых.

- Христос Воскресе! - говорили при встрече одни.

- Воистину Воскресе! - отвечали другие, после чего дарили друг другу яйца и целовались: бедные с богатыми, крестьяне с дворянами, слуги с господами, мужчины с женщинами. И поди попробуй побрезгуй поцелуем воевода, боярин князь Иван Иванович Голицын в году эдак 1602 с крестьянином прикабанского сельца Бутырки Офонкой Федотовым, у коего из имущества недвижимого рубаха да порты - враз величайшей обидой и невежливостью сочтут, а архиерей местный, глядишь, и руки опосля того не подаст, так-то вот. А уж как удивлялись обычаю сему гости иноземные - про то и сказу нет. Хотя и били себя в хилые груди, утверждая, что в отличие от «варварской» России у них и свобода, и равенство, и братство. А обычай дарить на Пасху крашеные яйца, заведенный еще Марией Магдалиной, удостоившейся первой увидеть воскресшего Иисуса, уцелел в атеистические годы советской власти и жив доныне.

Леонид ДЕВЯТЫХ.