Наши сегодняшние собеседницы несколько лет назад сделали свой выбор.

Ирина, 32 года: «4 года прошло с того дня, когда я вернулась домой. Проведенные до этого семь лет за решеткой сделали свое черное дело: чувствовала себя Маугли, попавшим в большой город. Буквально шарахалась от людей, машин и даже от дворовых кошек. Все в родном городе казалось мне и близким, и чужим одновременно. Однако времени на раскачку не было: нужно было как можно скорее найти работу, чтобы на что-то существовать.

По профессии я художник- оформитель, поэтому поиски работы велись именно в этом направлении. Долго искать не пришлось: в один из казанских автобусных парков требовался художник, и я без раздумий, несмотря на мизерную зарплату, принесла в отдел кадров свои документы. Хочу отдать должное этим людям, которые, увидев мой «волчий билет» (справку об освобождении), не побоялись взять меня на работу. Не побоялись - и не пожалели, потому что работала я на совесть (в зоне этому учили основательно, и впоследствии мне это очень пригодилось). Но прежде всего мне хотелось доказать не только начальству, сколько самой себе, что я - не отброс общества и что ему, этому самому обществу, смогу принести реальную пользу.

Все шло просто замечательно: со временем мне прибавили зарплату, с коллегами сложились дружеские отношения, были неоднократные поощрения со стороны начальства. Но в какой-то момент я поняла, что хочу большего - творческая натура искала выхода. И несмотря на уговоры родственников и коллег, написала заявление об уходе. К тому времени кое-какие деньги у меня уже были, и я пошла учиться на платные курсы художников-дизайнеров. Затем снова поиски работы. На этот раз мне удалось устроиться дизайнером в мебельный салон. Работа понравилась, но не хватало теоретических знаний, и я решила наконец осуществить свою давнюю мечту - получить высшее образование.

Сейчас по-прежнему работаю в салоне и параллельно заканчиваю второй курс вечернего отделения института. Приходится после напряженного рабочего дня лететь в институт и там заниматься еще три-четыре часа. Не скажу, что это легко - порой не хватает времени даже перекусить, домой буквально приползаю и валюсь с ног от усталости. Но эта усталость приносит ни с чем не сравнимое ощущение самоуважения и удовлетворенности прожитым днем».

Светлана, 39 лет: «В колонию я попала совершенно случайно - вместо другого человека, такое, оказывается, тоже бывает. Отбывать наказание непонятно за что, когда тебя ежеминутно ставят на место, давая понять, что ты на сегодняшний день никто и звать тебя никак, очень трудно. Через год, после того как меня судили, умерла моя мама, а я даже не смогла с ней проститься. К тому же мучили мысли о двоих несовершеннолетних детях, оставленных на попечение родственников, и чувство вины перед ними. Отсюда постоянные срывы, нарушение режима, регулярные пребывания в штрафных изоляторах, и как следствие - серьезный подрыв здоровья. Так что вышла я из зоны как петух в «Бременских музыкантах»: изрядно ощипанная, но непобежденная.

Большое спасибо моей семье, которая здорово поддержала меня после освобождения. Никто меня не попрекал, никто ничего не требовал, так что я вполне могла целыми днями валяться на диване и ничего не делать.

Но я устроилась на рынок, чтобы на первых порах хоть что-то заработать. Боже мой, как радовались мои мальчишки, когда я приносила им что-нибудь вкусненькое! И эта детская радость заставляла меня каждое утро вылезать из теплой постели и целый день стоять на морозе. Вместе с тем я понимала, что это лишь временный способ заработать хоть какие-то деньги, ведь рынок - не моя стихия. Поэтому, как только подвернулся случай, устроилась торговым агентом в частную фирму. И все бы шло хорошо, да вот однажды случайно на глаза нашему директору попалась моя справка об освобождении - и тут началась настоящая травля. За прежнюю зарплату меня заставляли делать чужую работу, причем мой рабочий день вдруг почему-то стал ненормированным, а на все мои резонные вопросы был ответ типа: «Мы тебя, можно сказать, на помойке подобрали, а ты нам тут фигвамы рисуешь». Короче, плюнула я и уволилась. Оформилась на бирже труда, там меня направили на компьютерные курсы. И как-то постепенно на фоне недоверия и непонимания, с которыми мне пришлось столкнуться, созрела мысль о том, что люди, отбывшие срок (и особенно женщины), никому в этой жизни не нужны и что спасение утопающих - дело рук самих утопающих. Так родилась идея создания общественной организации в помощь людям, отбывшим наказание.

Ну а в личной жизни мне просто больше нечего желать. В этом году исполнится 20 лет совместной жизни с мужем, который, несмотря ни на что, всегда был рядом. Сыновья выросли, окончили школу, поступили в институт. А я нашла свое призвание в том, чтобы помогать людям, оказавшимся в ситуации, аналогичной моей, обрести достойное место в жизни. А чтобы хватало времени на общественную работу, устроилась в охрану - пусть на небольшую, но стабильную зарплату, ведь моя основная работа доходов не приносит.

Конечно, имея музыкально-педагогическое образование, я бы могла найти хорошо оплачиваемую работу по специальности. Но тогда пришлось бы бросить это выстраданное и такое нужное людям дело, а на это я уже просто не имею права, ведь каждая удачно сложившаяся судьба, каждое искреннее спасибо дорогого стоят».

 

Светлана ЖАРКОВА