"работа- Это только на первых порах страшно, - уговаривала меня тетя, - потом привыкнешь. Тем более работать надо по ночам - в институт успеешь, да и деньги неплохие. В конце концов санитарка - это тоже профессия.

И вот первый рабочий день, вернее сказать, ночь. Меня поставили в пару к пожилой санитарке. Рассказывая о служебных обязанностях, она провела небольшую экскурсию по моргу. Больше всего я боялась запаха - специфического, тошнотворного. Но, как оказалось, зря. Воздух в морге был хоть немного и затхлый, но терпимый. Идем по длинному темному коридору, чтобы спуститься в морозилку, собственно, где и лежат поступающие сюда трупы. «А почему так темно?» - стараясь унять дрожь в голосе, спрашиваю я у тети Кати. «Так энергию экономим. Чего зря всю ночь свет жечь». Увидела я морозилку - все мои киношные представления о металлических отсеках, где каждый труп лежит в отдельной ячейке, развеялись как дым. Наши горожане, покинувшие бренный мир на улице, в аварии или в результате другого несчастного случая, до вскрытия лежат рядком на бетонном полу. Без всяких удобств....

- Здесь они, сердечные, валяются. Чаще всего доставляют наркоманов и бомжей. Сколько уже работаю, но не могу привыкнуть, когда привозят детей. Вот где горе...

В первое дежурство на моем попечении было шесть покойников, в основном мужчины пожилого возраста бомжового вида, но, по словам тети Кати, порой бывает и до трех десятков. Позже она научила меня, как регистрировать поступающих.

- Пиши, в каком виде прибыли, что при себе имели, при каких обстоятельствах нашли свою смерть, не забудь повесить на ногу бирку с данными, - наставляла санитарка. - Запомни, ты несешь за них ответственность, чтобы ни один труп у тебя не затерялся!

Утром, выйдя из душного помещения после трудовой вахты, я не могла надышаться свежим воздухом. А глядя на прохожих, чуть не плакала от умиления: вокруг меня люди, живые! Они идут, говорят, смеются. Боже, думала я, какое счастье.

Потихоньку я втянулась в эту работу. Со временем привыкла к трупам, хотя привозили порой так страшно обезображенных, что приходилось через силу проводить регистрацию.

Мучившие первые дни страх перед смертью и жалость к родственникам покойных сменились чувством обыденности. Это работа. Всего-навсего работа. Каюсь, вскоре даже стала немного бравировать перед знакомыми своей профессией, мол, вот я какая смелая. А храбрость действительно порой была очень даже нужна. Неизвестно по какой причине санитары, работающие на «труповозке», не очень жалуют морговских и порой относятся к ним просто по-хамски. Мои сменщики не раз жаловались на них. В одну из ночей и мне довелось на себе испытать их «дружеское» расположение. Поленившись дотащить «клиента» до моего поста, санитары, не обращая внимания на мои уговоры, оставили привезенный труп прямо возле двери и укатили. Мне ничего не оставалось, как тащить труп мужчины в морозилку. Одной. Охранник, позеленев от страха и тошноты, наотрез отказался мне помочь.

Еще здесь трудно удержаться от, как бы помягче выразиться, присвоения чужой вещи. Чуть не случилось это и со мной, несмотря на строгое родительское воспитание. Как-то раз привезли молодого мужчину, погибшего под колесами автомобиля. В сопроводительной бумажке в графе ценности стоял прочерк. То же самое я внесла и в свои записи. А позже у него из кармана выпало обручальное кольцо. Красивое, из белого золота. Никто, кроме меня, не видел. Я быстро сунула его в карман. Ночью, ворочаясь на кушетке, не могла уснуть от угрызений совести. А утром, когда в морг пришла жена покойного на опознание, я отдала ей это кольцо.

Единственное, к чему я не смогла привыкнуть, так это к секционной комнате, где проводится вскрытие. Трупы лежат там голые, со страшными швами. К счастью, мне редко доводилось туда заходить.

Вот уже два месяца, как Вероника, студентка, рассказавшая эту историю своего трудоустройства, работает в морге. Честно говоря, это пошло ей на пользу: она стала более спокойной, рассудительной. Признается, что и сама это чувствует: «Теперь мне понятно, насколько ценна и скоротечна человеческая жизнь, а смерть неотвратима».

 

Записала
Раиля МУТЫГУЛЛИНА