Жил в Казани в XIX веке богатый купец Василий Андреевич Савинов, щедрой души человек. Был он старовером и построил рядом с нынешним пляжем "Локомотив" здание - молельню при Ильинской церкви. Оно сохранилось по сей день, но мало заметно, так как скрыто за тополиной листвой.

Место для молельни было выбрано не случайно. В старину здесь находился монастырь в честь святого Дмитрия Прилуцкого.

Савинов давал кров престарелым и нищим людям. Они жили в кельях. Имели две молельни - мужскую и женскую. Было даже небольшое кладбище. Посетителями молельни были также старообрядцы из Верхнего Услона. Они приходили сюда на лодках.

В 1830 году Савинов решил устроить стекольный завод. Для этого, по сведениям историка Н.Ф.Калинина, подле молельного дома в земле были вырыты большие ямины. В хорошо защищенных от ветра углублениях плавили кварцевый песок и готовили стекло. Потом выдували различные емкости, лепили и обжигали глиняные сосуды, покрывали глазурью. Несмотря на кустарные условия производства, получались пузырьки, штофы, бутыли, посуда приличного качества. Скорее всего, основными заказчиками стекольных изделий были казанские фармацевты, парфюмеры и виноделы. В зависимости от предназначения "стеклотары" менялся ее цвет. Аптечные пузырьки чаще делались из прозрачного светлого стекла и темно-коричневого. Для духов предпочитали синий, зеленый и розовый цвета. Винные бутыли обычно были зелеными. Фаянсовая посуда с причудливой росписью находила покупателя на весенней ярмарке на Булаке.

В 1850-х годах, после смерти Савинова, молельню закрыли. Однако в здании по-прежнему жили люди, "стеклянные люди"...

Воскресными днями 1886 года восемнадцатилетний Алеша Пешков с другом, пекарем Коноваловым, любил бывать на "стеклянном заводе". Так молодой писатель называл здание, "стоявшее недалеко от города в поле. Это был каменный дом с провалившейся крышей, с изломанными рамами в окнах, с подвалами, все лето полными жидкой пахучей грязи". Горький с Коноваловым "брали по караваю белого хлеба, дорогой покупали четверть водки и целый лоток "горячего" - печенки, легкого, сердца, рубца. На два-три рубля, - вспоминал Горький, - мы устраивали очень сытное угощение "стеклянным людям" - все тем же беднякам, бездомным, всегда голодным обитателям руин".

Для Горького, наверное, в то время это место было единственным, где он мог скрыться от городской суеты, найти покой, душевный и физический отдых, где с улыбкой на лице мог послушать рассказы "стеклянных людей" и где слушали его. Но получилось так, что вскоре Горький на долгие годы уехал из Казани.

"Стеклянное" место не обошли стороной события семнадцатого года. 15 октября под торжественный гром оркестра на песчаную дюну ступили тридцать тысяч солдат и офицеров Казанского гарнизона. Прапорщик Николай Ершов выкрикнул лозунг: "Вся власть - Советам!" Выступили Ефремов, Ежов, Грасис. Митинг завершился шествием по городу.

В советское время ландшафт местности был изменен. Во время весеннего разлива Волги окрестности бывшего завода ежегодно затапливались. Дабы предотвратить это, путем намыва земли территория была приподнята. На ней расположился огородно-животноводческий совхоз при Казанской железной дороге. Однако и огороды не прижились: оказались под водами Куйбышевского водохранилища, открытого в 1956 году. Сейчас о садах напоминает лишь длинная незатопляемая Волгой насыпь. На ней заросли шиповника, малины и вишни, одинокие рябины и груши.

После ввода в эксплуатацию Куйбышевской ГЭС вновь было решено изменить предназначение теперь уже узенькой полоски земли. На ней устроили песчаный пляж, который быстро стал популярным у отдыхающих. Привели в порядок и здание: в нем разместились спортивный комплекс и лодочная станция.

Сегодня у причалов красуются белые яхты - символ нового времени. А Волга постоянно напоминает о прошлом, вынося на берег осколки минувших лет - стекло старинной бутылки, глиняные черепки с глазурью...

...Словно рассыпанная мозаика, постепенно складывается картина прошлого Казани.

Дмитрий ТАРХАНОВ.