На войне случалось всякое. Но чтобы солдата трижды ранили и дважды... убили, это уж, как говорится, извините-подвиньтесь! Тем не менее в селе Бессоново Тетюшского района РТ до сих пор здравствует ветеран Великой Отечественной Петр Нилов, с которым и приключилась эта невероятная история.

До войны он работал в колхозе имени Ворошилова. Пас скот, был разнорабочим. Когда грянула война, первым на фронт ушел отец. А в начале сорок второго призвали и его. После краткосрочной школы молодого бойца, которую призывники проходили в Удмуртии, 40 бойцов из Татарстана направили на станцию Кизнер, где формировалась свежая стрелковая дивизия. А через несколько дней бойцы уже выгружались под Москвой. Здесь всех помыли в бане, выдали свежее белье.

"Как перед смертью!" - мелькнула мысль.

А потом был марш-бросок через всю Москву и дальше походным маршем до Брянска, где шли ожесточенные бои с уже отступающим тогда противником. Свой первый бой солдат запомнил на всю жизнь.

- Батальон получил приказ взять высоту, занятую немцами, - вспоминает Петр Тихонович. - Поднялись в первый раз, а немец косит сверху из пулеметов. Мы залегли. А офицер сзади грозит пистолетом: "В атаку! Пристрелю!"

В том тяжелом бою его дважды ранило: вражеские пули пробили солдату руку и шею. Истекающего кровью пехотинца спасли санитары. Четыре месяца лечился рядовой Нилов под Рязанью. А тем временем из части, где он служил, в родное село Бессоново пришли две "похоронки" - на отца и на... него. Соседи потом рассказывали, что мать, оставшаяся дома с двумя дочками, чуть с ума не сошла. Хорошо еще что он догадался из госпиталя ей письмо послать, в котором сообщил, что был ранен, а теперь дела идут на поправку. Думал ли он тогда, что мать и сестер ждет еще одно испытание!

После госпиталя бойца Нилова признали годным к нестроевой службе и отправили в дорожно-строительный батальон под Калугу. Два месяца служил там, строя и разравнивая дороги под бомбежками немецких самолетов. А в конце сорок второго, когда раны окончательно зажили, был снова отправлен на фронт.

1293-й стрелковый полк, в котором он служил, воевал в Белоруссии, освобождал города Оршу, Витебск, форсировал Березину. Немцы хотя и отступали, но дрались отчаянно. Каждую деревню, каждую высотку приходилось брать в тяжелых боях. Так продолжалось до 13 октября 1943 года. Под деревней Застенок Могилевской области их взвод получил приказ провести разведку боем с целью выявления огневых точек противника перед нашим наступлением.

Из той разведки не вернулось больше половины бойцов. Не было среди них и рядового Петра Нилова. А тут как раз наше наступление началось, взяли с боем и ту деревню, и Могилев. Во время первой передышки командир собрал документы всех, кто не вернулся из разведки, и велел писарю послать извещения родным и близким о том, что их отцы и сыновья пали смертью храбрых. И прислала полевая почта еще одну "похоронку" в семью Ниловых. Памятуя о случае с первой бумагой, мать не спешила ставить свечку за упокой сыновней души. И правильно сделала, потому что он опять остался живой, хотя в том бою его снова ранило и он попал в медсанбат, а затем и в другую часть, вместе с которой благополучно дошел до Кенигсберга, где и встретил День Победы...

Демобилизовавшись, дважды похороненный солдат вернулся в родное село, женился и многие годы трудился на колхозной ниве. Вместе со своей любимой женой Натальей Михайловной воспитал семерых детей. У них сегодня семь внуков и одна правнучка.

Вот такая история. А если кто не верит, может заглянуть в республиканскую Книгу Памяти. Там, в томе 22, на странице 466 черным по белому написано: "Нилов Петр Тихонович, уроженец села Бессоново, мобилизован Больше-Тарханским РВК, красноармеец 1293 стрелкового полка, погиб 13.10.1943 года. Захоронен в Могилевской области, в деревне Застенок".

Вот уж воистину, чего только не случается на войне!

Владимир МУЗЫЧЕНКО.

=