Огнем тогда была охвачена большая площадь. А на его тушение привлекли подразделения МЧС, использовали вертолеты, самосвалы круглосуточно возили грунт, чтобы не дать распространиться стихии. Пожар был так силен, что ГИБДД закрывала на ночь движение на федеральной трассе. Из-за сильной задымленности видимость на дороге была нулевая. Причин возгорания несколько. Наиболее вероятная - несоблюдение технологии при захоронении твердых бытовых отходов.

ХОЗЯИН КТО? Самосыровская свалка за свои шесть с небольшим десятков лет существования закрывалась и открывалась не раз. И столько же раз меняла хозяев! В эксплуатирующих ее организациях в свое время значились МУП «Спецавтобаза», компания «Чистый город».

Сейчас, по словам начальника отдела комитета ЖКХ Казани Артема Кайнова, свалку никто не эксплуатирует. Тем не менее мусор со всего жилфонда города сюда вывозит недавно созданное ООО «ПЖКХ». Таким образом выполняется проект по выравниванию «тела» полигона. - Для того чтобы в дальнейшем удобно было его рекультивировать, - заметил специалист. - Сейчас отходами заполняется ущелье между картами. До недавнего времени по нему возили ТБО на основные карты свалки.

Все бы ничего, да работа эта проделывается предприятием, не имеющим на нее официального разрешения.

ПАРАДОКС. Мы поинтересовались в Центральном территориальном управлении Мин- экологии РТ: почему же ООО «ПЖКХ», не будучи эксплуатирующей организацией, хозяйничает на свалке? Замначальника ЦТУ Радик Муттахаров затруднился ответить на этот вопрос, пояснив лишь, что лицензию на вывоз ТБО ПЖКХ смогло получить благодаря заключенному контракту с ЗАО «Казанская экологическая компания» (КЭК). К слову, это предприятие единственное, которое работает, имея все разрешающие документы на прием и сортировку ТБО. В 2003 году предыдущая администрация Казани заключила контракт с ЗАО «Казанская экологическая компания» по реализации инвестиционного проекта строительства комплекса по обращению с ТБО. Основные виды его деятельности: сортировка твердых бытовых отходов и захоронение их неутилизуемых остатков.

МУСОРНАЯ ЭКСКУРСИЯ. Вместе с главным инженером КЭК Артуром Шаниным объезжаем свалку по Мамадышскому тракту. Сквозь оголенный осенний лес хорошо видно, как ее «тело» резко разделено по цвету: коричневый (меньшая часть) и грязно-белый (основное «тело»).

- Там, где темнее, - это наш полигон, - рисует в воздухе границы Артур Ефимович. - Мы выдерживаем технологию захоронения отходов, засыпаем (а не присыпаем) мусор грунтом. Благодаря этому опасность самовозгорания на нашем полигоне сведена к минимуму.

Чего не скажешь о территории, где хозяйствует ПЖКХ. Грязно-белый цвет «тела» свалки - это не засыпанные грунтом ТБО. Если приглядеться повнимательнее, то кое-где можно заметить струйки дыма.

- Горят их карты, - не скрывает возмущения от подобной безответственности Шанин. - Это неудивительно при таком подходе к работе! Из техники - один бульдозер, который просто растаскивает и утюжит отходы. Грунтом ТБО пересыпается по минимуму, так что говорить о качественном захоронении не приходится.

По словам главного, помимо того что их предприятие строго придерживается правил эксплуатации полигона, оно согласно тем же инструкциям два раза в год проводит мониторинг экологического состояния. Берутся пробы почвы, подземных и поверхностных вод, воздуха на предмет наличия радиации и прочей «вредности» для природы. В свою очередь ПЖКХ даже не знает, сколько тонн мусора вывозит на свалку. Эти данные им представляет... КЭК (!).

ВОПРОСЫ БЕЗ ОТВЕТА. В ЦТУ минэкологии заверили, что они регулярно проверяют работу как КЭК, так и ПЖКХ. Последнее довольно часто наказывают за нарушение эксплуатации свалки. Но, как видим, без соответствующих выводов.

А вот еще один щепетильный вопрос без ответа. С населения берется плата за сбор, вывоз и захоронение ТБО. И если первое и второе хоть как-то выполняется (частенько к некоторым мусорным площадкам трудно подойти из-за их переполненности), то о качественном захоронении говорить не приходится. Хотя деньги с горожан берутся на это в полном объеме.

Попытка поговорить с директором ООО «ПЖКХ» Эдуардом Антоновым о том, как ведется ими захоронение ТБО на самосыровской свалке, результата не дала.

- Наша организация никакого отношения к свалке не имеет, - заявил корреспонденту его руководитель.

Так что вопрос, кто занимается в Казани захоронением мусора и кому перечисляются деньги налогоплательщиков за эту услугу, остался открытым.