Из серии романов "Я - вор в законе". Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136.

Ростовский хмыкнул.

- А язычок-то у тебя, оказывается, острый. Не боишься, что иному клиенту такая шутка может не понравиться? Народ-то сюда разный захаживает!

- Вы не из таких, - уверенно произнесла девушка. - Извините, но вашего брата я на своем веку насмотрелась предостаточно, как говорится, до гробовой доски хватит! - провела она ребром ладони чуть выше макушки.

- Верно, я не из таких, - согласился Ростовский, присаживаясь рядом.

От пышных светло-русых волос исходил какой-то дурманящий аромат. Чем-то неуловимым их запах напоминал полевые ромашки. Илье вдруг захотелось зарыться в ее волосы лицом, как в густую летнюю траву, и громко втянуть в себя сладостный вкус. И только усилием воли он подавил в себе неожиданное желание.

Интересно, эта женщина действует таким странным образом на всех своих клиентов или только на него одного?

Неожиданно в дверь постучали. Неужели сутенер, что ему еще надо?

- Кто там? - раздраженно поинтересовался Ростовский.

- Вы просили шампанское, - раздался из-за двери виноватый голос.

Ах да, шампанское! С такой женщиной и в самом деле можно позабыть о чем угодно. Открыв дверь, Илья впустил официанта.

- Поставь на стол, - распорядился он.

Ловко, будто бы факир на манеже, тот выставил на белую скатерть бутылку шампанского, коробку конфет, с заметной аккуратностью поставил клубнику со взбитыми сливками, выложил красивые красные яблоки и сочные желтые груши.

Улыбнувшись, произнес:

- Желаю приятно провести время. Еще раз извините.

- Возьми, - протянул Ростовский пятьдесят долларов.

- Это много.

- Ничего, ничего, - покровительственно похлопал он его по плечу, провожая к двери. - Деньги еще никому не помешали, - сказал он, подмигнув девушке, которая, положив руки на колени, продолжала сидеть в позе примерной гимназистки.

- Спасибо.

Громко хлопнула дверь, закрывшись.

- Угощайся.

- Если только шампанского, - скромно пожелала девушка.

- Воля дамы для меня закон! - торжественно объявил Илья.

Девушка улыбнулась:

- Вот если бы все мужчины были такими же галантными, как вы.

Небрежно сорвав серебряную фольгу, Ростовский умело поддел пальцами пробку, и она, пальнув под самый потолок, окатила обильной пеной разложенные на столе фрукты. Наполнив высокие бокалы, он протянул один из них девушке. Обвив тонкими пальчиками длинную стеклянную ножку, она скупо улыбнулась, показав ровные зубы.

- За знакомство.

- Вы не сказали, как вас зовут, - мягко напомнила девушка.

- Может, сразу перейдем на "ты"? Ведь скоро мы будем очень близки, - с улыбкой отозвался Ростовский.

- Я не возражаю.

- Меня зовут Илья. А как тебя?

- Лада.

- Красиво... Это как, настоящее имя или, так сказать, сценический псевдоним?

- Обычно я никогда не называю своего настоящего имени и представляюсь, как вы выразились... то есть как ты выразился, псевдонимом, но тебе сказала свое настоящее имя, - пожав плечами, добавила: - Сама не знаю, почему. Может, потому что ты вызываешь расположение. Что-то в тебе есть такое, что отличает от всех остальных мужчин. Может, деликатность... Не знаю!

Илья Ростовский внутренне усмехнулся. Перед ним сидела такая деваха, которую бы пилить и пилить с утра до вечера, а он занимается с ней какими-то отвлеченными разговорами. Другой на его месте уже давно сорвал бы с нее платье и поимел прямиком у самого порога, не спросив имени.

- Спасибо, не ожидал.

Хрупкие бокалы встретились, торжественно, под самым потолком, надолго повис хрустальный звон. Выпив напиток до капли, Ростовский поставил бокал на край стола.

- Может, начнем? - предложила несмело девушка. - Время твое идет.

- Знаешь, у меня очень странные ощущения, - признался Ростовский. - Может быть, это от выпитого шампанского... Просто я вот о чем подумал. Как было бы замечательно, если бы ты сказала несколько иначе...

- И как же? - мгновенно включилась в игру Лада.

- Например, вот так: "Может, начнем, я так тебя хочу!"

- Ого! - удивилась Лада, откинувшись на спинку дивана. - Такие слова ко многому обязывают. И потом, они говорятся только очень любимому мужчине. Понимаешь, Илья, их не произносят за деньги!

Ростовский поднял руки:

- Я не настаиваю... Может, еще шампанского?

- Не откажусь, - мило улыбнулась Лада, протянув свой бокал.

Илья наклонил бутылку, и шипящий напиток наполнил тонкостенный фужер.

- Ой-Ой! - поджала Лада ноги.

Шампанское, перелившись через край, залило платье девушки и тонкими ручейками потекло по коленкам.

- Здесь есть какое-нибудь полотенце?

- Не беспокойся, - серьезно заверил Ростовский, - я вытру сам. Пожалуйста, не лишай меня этого удовольствия!

Присев на корточки, он обхватил бедра девушки ладонями и лизнул ее колено.

- Мне щекотно, - засмеялась Лада.

- Тебе придется потерпеть, - кончик его языка прошелся выше по бедру. - Какая же ты сладкая!

- Я разденусь.

Лада поднялась, сбросила лямочки с плеч...

...- Кажется, стучат, - произнесла Лада - это, наверное, Резван волнуется.

- Что ему надо? - не понял Ростовский.

- Милый, наше время вышло еще двадцать минут назад.

Господи, оказывается, у всякого блаженства имеется свой срок.

- Не вставай, - придержал рукой Ростовский собиравшуюся подняться Ладу. - Я с ним поговорю.

Он стянул с кровати простыню и перебросил ее через плечо. Получилось нечто вроде греческой тоги.

Лада улыбнулась:

- В таком наряде ты похож на патриция.

- Все верно, я патриций, а ты моя рабыня, - серьезно произнес Ростовский и, заметив, как девушка нахмурилась, добавил: - Любимая рабыня. А, как известно, любимые рабыни могут пользоваться большим влиянием, чем законная супруга.

- Вот как, - брови Лады удивленно вспорхнули, - а разве ты женат?

- Если я когда-нибудь женюсь, то только на такой девушке, как ты, - улыбнувшись, отвечал Илья.

- Я спросила серьезно, - слегка нахмурилась Лада.

Улыбка Ростовского сделалась еще шире:

- А я так же серьезно и отвечаю.

В дверь вновь нетерпеливо постучали.

- Да, сейчас!

Ростовский поднял барсетку. Вытащил из нее деньги и направился к двери. Отомкнул замок.

В проеме показалось взволнованное лицо сутенера.

- Почему так долго не открывали? Я уже двадцать минут жду! Договор был на час! - высказал он неудовольствие.

- Послушай, как там тебя... Вот возьми, - сунул он сутенеру в ладонь пачку денег, - и не появляйся здесь до самого утра.

- Ого! - подивился сутенер, взяв деньги. - Но я должен убедиться, что с моей девочкой все в порядке, - выглянул он из-за двери.

- Резван, со мной все в порядке, - произнесла с кровати Лада.

Ростовский невольно обернулся и увидел, что Лада натянула одеяло до самого подбородка. Илья был приятно удивлен. Следовательно, нагота предназначалась только ему. А здорово, черт возьми!

- Как скажешь... Ну, тогда до завтра! - весело кивнув, Резван нарочито небрежно сунул пачку в карман.

Дверь мягко закрылась.

(Продолжение следует.)