Из серии романов "Я - вор в законе". Продолжение. Начало в ?114, 115, 120, 121, 124, 126, 127, 130, 131, 136, 137, 140, 142, 143.

Лет пять назад это заведение пользовалось весьма дурной славой. Дорога на материк лежала именно через этот ресторан. Оказавшись в отпуске, старатели стремились наверстать упущенное время и с легкостью пускались в нешуточное веселье, вознаграждая себя за многие лишения. В течение нескольких дней в ресторане проматывались целые состояния, на которые безбедно каждый из них мог бы прожить несколько лет.

Некоторых из старателей, не выдержавших стремительного падения, находили задушенными в петле, других, осмелившихся пуститься в отчаянные и рискованные приключения, находили с проломленными черепами.

Что удивительно, но местные проститутки всегда знали, какая из артелей наткнулась на перспективную россыпь золота. А это означало, что сезон у рабочих удался и кроме обещанного вознаграждения старатели получат и премиальные, перекрывающие многократно обычный оклад. Разведка в Магадане работала столь филигранно, что к проституткам попадали даже фотографии счастливых рабочих. Путаны запоминали их имена, изучали привычки, а познакомившись, не отпускали до тех самых пор, пока не выкачивали из них последний грош.

Магаданские проститутки - женщины особой породы, собственно, и в старатели народ подбирается непростой, во многом рисковый, часто с авантюрной жилкой и склонный к плотским удовольствиям, а потому обе стороны стоили друг друга. И часто можно было обнаружить совершенно обратное - лихой богатый старатель обворовывает полунищую красу.

- Послушай, у мэня к тэбэ есть разговор, - услышал за спиной Ростовский характерный кавказский выговор.

- Говори что хотел, - слегка повернулся Илья.

- Нэ при даме.

Илья осмотрел зал. У самой стены за столиком сидели еще трое кавказцев, так сказать, группа поддержки, и с интересом наблюдали за земляком. Ждете, братцы, ну-ну...

- Что ж, пойдем поговорим, - согласился Ростовский.

- Я с тобой, - отчаянно повисла на руках Аня.

- Не беспокойся, девочка, я скоро приду, - ласково пообещал Илья, похлопав ее по ладошке.

Как бы невзначай Ростовский посмотрел в дальний угол ресторана. За двумя столами по соседству сидело шесть человек. Со стороны они выглядели разудалыми ребятишками, заигрывающими с официантками, лихо лакающими из графинов водку. Вот только вместо зеленого змия они пили обычную воду, но жмурились натурально, с завидным мастерством.

Ростовский был уверен, если с ним произойдет неприятность, то возмутителей спокойствия придется разыскивать по частям. Несмотря на кажущееся дружелюбие, ребятки из "службы безопасности" способны были действовать как самые заправские мясники.

Уже не раз проверено!

Поднимаясь, Илья подал незаметный сигнал: оставаться на местах!

- Чего хотел? - спросил Ростовский, когда вышли в залитый светом вестибюль.

- А ты молодэц, нэ боишься, уважаю таких.

- Ты мне зубы не заговаривай. Что надо?

- Поделиться тэбе, братан, надо, слишком много хаваешь, как бы заворот кишок не случился. Знаю, что прииск купил, а этот чэловэк наш должник. Нэхорошо!

- Чего же ты у меня все не просишь? - очень искренне удивился Ростовский. - Я тебе отдам прииск целиком, такого хорошего парня, как ты, обижать грех. Но при одном условии, - достав из кармана револьвер, он вытащил из него три патрона. Кавказец, будто бы под гипнозом, не мигая, смотрел на ствол. От смуглых щек кровь отхлынула, но выдержку сохранил. - Давай крутанем барабан по очереди. Если ты останешься в живых, забирай мой прииск, если я... не обессудь!

Глаза серьезные, ни тени насмешки. В глазах кавказца застыл вопрос: может, не шутит?

"Пиковый" посмотрел куда-то через плечо. Ростовский не сомневался, что в это самое время из-за стола выползли и остальные его приятели, чтобы поддержать земляка. Никто из них не догадывался, что они уже сами стали объектом пристального изучения охраны Ростовского. Главный вход уже был перекрыт, и в случае возникшей заварушки вряд ли кто из них выберется из ресторана живым, если они, конечно, не из железа!

Уж слишком большие деньги поставлены на кон.

Кавказец уловил в Ростовском перемену - чересчур самоуверенно тот держался. По его мнению, так мог поступать или очень большой глупец, или тот, за кем стояли весьма серьезные люди. Но на недоумка он не походил, следовательно, оставалось второе.

- А ты, оказываэтся, еще и шутник, - вдруг широко улыбнулся кавказец и, не дожидаясь ответа, вернулся в зал.

Ростовский не торопился заходить, закурил сигарету и облегченно выпустил струйку дыма в потолок. Не без досады обратил внимание на то, что кончики пальцев слегка подрагивали. Состоявшийся разговор не прошел для него бесследно.

У самого входа стоял бомжеватого вида мужичонка и хмуро посматривал по сторонам. Странно, как это его занесло в столь благополучное заведение. Возможно, дверь была открыта, вот он и проскочил в ресторан серенькой мышкой.

Впрочем, таких гостей можно встретить едва ли не в каждом заведении. Наверняка забрел в надежде получить стакан дешевой бормотухи, и судя по тому, как блеснули его глаза, ожидания его оправдывались вполне.

Швейцар принес бродяге тарелку щей и строго наказал:

- Иди в подсобку, там ешь. Не пугай людей своим видом. А потом во дворе подметешь.

Из зала вышли четверо "пиковых" и, громко разговаривая, направились к выходу. На их пути неожиданно предстал тот самый бомж с взлохмаченной шевелюрой и с тарелкой супа. Ростовский едва заметно покачал отрицательно головой, и тот слегка отошел в сторону, пропуская выходящих. Поморщившись, кавказцы сделали значительный крюк, брезгливо огибая