В преддверии 1000-летия активно ратовать за сохранение культурного наследия стало довольно модно. В отличие от сладких речей на деле выясняется, что в товарищах согласья нет: программы, принятые депутатами, не всегда работают, а созданные фонды не имеют финансового обеспечения.

Серьезно озадачилась этим разладом начальник управления Госконтроля охраны и использования памятников истории и культуры администрации Казани Фарида Забирова. Свою позицию она отстаивала вчера в городском Совете народных депутатов на заседании постоянной комиссии по культуре и национальным вопросам.

Обещанный лимит выступления - десять минут - в итоге был расширен до часа. Понять выступающего, впрочем, было легко - впервые за двадцать лет вопрос о сохранении памятников решено всерьез вынести на рассмотрение сессии КСНД. И по словам Фариды Забировой, это должно определить, "все или ничего", ведь времени на раздумья нет.

Со сменой государственного строя и перетасовкой полномочий объекты культурного наследия в нашей стране словно оказались за бортом общественных интересов. В силу экономических причин памятники истории и культуры теперь принято расценивать как недвижимое имущество. Все идет к тому, что шаг за шагом они теряют главное свое предназначение - просвещать и воспитывать. Невольно включаясь в механизм непрерывного зарабатывания денег, либо становятся источником дохода, либо исчезают вообще с лица земли.

По официальным данным, 758 памятников истории и культуры Татарстана находятся на госохране, 92 из них - местного значения.

Казалось бы, процесс реестра должен идти по возрастающей. Ан нет, двенадцать уникальнейших объектов сегодня исключены из списка культурного наследия. И столько же утрачено.

- Недавно мы боролись за то, чтобы самые ценные памятники Казани сделать объектами федерального значения, - говорит Фарида Забирова. - Добились: церкви, мечети, дом Кекина, гостиница "Казань" - всего 134 памятника вошли в это число. Теперь, по новому закону (об охране памятников истории и культуры, принятому РФ в 2002 году. - Авт.), судьбу их будет вершить лишь федеральный центр. Значит, не дожидаясь согласия Татарстана, Россия может передать, продать наши памятники кому угодно и на каких угодно условиях.

Как выяснилось, в настоящий момент республика столкнулась с отсутствием муниципального органа, способного контролировать сохранность своих объектов. В связи с этим возникает проблема разграничения полномочий на уровне города и республики. Вертикаль власти выстроилась так, что управление Госконтроля охраны и использования памятников заняло позицию весьма неопределенную и вынуждено лавировать между Минкультом и Минстроем РТ.

- Но зачастую, - констатирует выступающая, - всех интересует лишь земля, компонент памятника только мешает.

С Программой ликвидации ветхого жилья все деревянные здания Казани автоматически попали в разряд ветхих, и в том числе 18 уникальных памятников деревянного зодчества. Есть выход - передать их бесплатно в руки инвесторов. Но нет закона.

А тем временем продолжают разрушаться, сжигаться и разворовываться ценнейшие памятники архитектуры.

Взамен буксующему механизму якобы сохранения пришел другой, видимо, более удобный - изъятие этих объектов из гордого списка культурного наследия.

Так проще.

Елена БОНДАРЕНКО.