По всей Японии разбросаны могилы русских воинов, либо погибших в бою в Цусимском сражении и выброшенных на берег волной, либо умерших от ран в японских лагерях. Удивляет бережное отношение к могилам погибших русских военнопленных. Недавно мне удалось побывать на одном из таких кладбищ, расположенном в городе Идзуми-Отцу.

Среди 89 могил с надписями на пяти языках и знаками конфессий, к которым они принадлежали, я увидела три могилы с тюрко-татарскими фамилиями и полумесяцем. Чувство, трудно передаваемое словами, - увидеть через сто лет и тысячи километров имена соотечественников и осознать все одиночество этих могил. Здесь лежат умершие от ран в японском лагере для военнопленных, находившемся в городе Такаиси, рядовой Мухаммед Закир Гафизов (умер 18 января 1905), рядовой Тимерхан Ишметов (умер 31 января 1905), рядовой Мухаммет Шакир Насретдинов (умер 12 мая 1905 года).

Весной тысяча девятьсот пятого 28 тысяч российских военнопленных были размещены в специально построенных для них бараках в городе Такаиси. В течение двух лет пребывания там 89 человек умерли от ран и были похоронены на специально выделенной для россиян части территории японского кладбища Касуга (ныне в городе Идзуми-Отцу).

После окончания Русско-японской войны все воен-нопленные были отпущены и отправлены в Россию, а лагерь закрыт. Вплоть до 1917 года дипломатическая миссия Российской империи оказывала внимание этому кладбищу российских военнопленных. Российским правительством была установлена стела со словами: "Умершим русским солдатам от товарищей порт-артурцев, 1905".

Удивляет и тот факт, что в то время, когда политика российского самодержавия считалась шовинистической, государство учло национальную и религиозную принадлежность своих подданных: в нижней части памятника высечены символы пяти мировых религий и слова "Покой душе" на русском, арабском, немецком, польском и древнееврейском языках. Таблички с именами, написанными на русском языке, были установлены недавно.

С 1920-х по 1990-е годы кладбище российских военнопленных находилось в забвении. За ним ухаживали лишь члены японского общества "Маиро", созданного в 1946 году специально для того, чтобы содержать в порядке и чистоте кладбище российских военнопленных.

Только после 1991 года российский писатель Виталий Гузанов и японский общественный деятель Масахиса Судзукава уточнили имена и фамилии похороненных на кладбище воинов и смогли предоставить российской общественности информацию об этом захоронении. И лишь в 1997 году усилиями администрации города Идзуми-Отцу и общества "Маиро" был выпущен памфлет об истории захоронения с именами всех похороненных.

Предположительно, это первое по времени захоронение татар на территории Японии. В правительственном отчете того периода и по воспоминаниям татарских эмигрантов, проживавших в Японии, а также воспоминаниям мусульманского миссионера-татарина Рашида Ибрагимова, автора книги "Япония" (так и не увидевшей свет в России), на территории лагеря была создана полевая военная мечеть, где мусульмане-татары исполняли религиозные обряды. По некоторым пока не проверенным данным император Японии в письме российскому императору по поводу окончания войны также указывал на существование этого лагеря и мечети.

Если факт появления на территории Японии мечети в 1905 году подтвердится, можно будет говорить о важном факте в истории развития ислама в Японии и влиянии на него российских мусульман. Пока же здесь считают, что первая мечеть и первое мусульманское общество появились в этой стране благодаря эмигрантам - казанским татарам и пакистанским предпринимателям - в 1935 году в городе Кобе.

Нужно ли нам сегодня обращаться к такой далекой странице истории? В самой Японии, победившей в этой войне, к ней отношение неоднозначное. С одной стороны, победа в войне дала импульс к развитию освободительного движения в Азии, к росту национального самосознания народов, колонизированных как Российской империей, так и Британской. С другой стороны, она привела к милитаризации Японии, возникновению новой империи, к новой жестокой странице истории, о которой азиатские страны до сих пор вспоминают с ужасом.

Для России же, проигравшей в войне, - это и боль поражения, и точка отсчета, вызвавшая череду революций. Возможно, эта война - точка отсчета для всей российской истории ХХ века?

Лариса УСМАНОВА

Хамада - Казань.

.