Представляем гостя

Алон Сариэль - мандолинист, лютнист, дирижер. Лауреат международных конкурсов. Сотрудничал с Королевским Шотландским оркестром, Мюнхенским и Израильским камерными оркестрами. Совершенствовал свое мастерство в Королевской консерватории Брюсселя и Высшей школе музыки и театра в Ганновере. Учился, являясь художественным руководителем Юношеского симфонического оркестра в Геттингене. Объездил с гастролями страны Европы, Ближнего и Дальнего Востока. В репертуаре музыканта более 20 пьес, которые современные композиторы написали специально для него.


Алон Сариэль виртуозно играет на мандолине. В Казани он вместе с Еленой Бурундуковской представил программу «Бах на итальянских каникулах».

- Алон, почему из множества инструментов вы выбрали именно мандолину?

- Музыке начал учиться в восемь лет и сначала очень хотел играть на электрической гитаре, но мне сказали, что для гитары я еще слишком маленький, и дали мандолину. Я ее полюбил. У мандолины интересная история. Появилась она в Италии в XVI веке и очень быстро стала самым любимым народным инструментом. Она была популярна и в России. Так получилось, что все мои учителя музыки были выходцами из России, и они передали мне свое мастерство. Потом я стал играть на лютне и других старинных инструментах.

- Чем отличается звучание лютни от мандолины?

- У старинных инструментов более закрытый звук, более чистый. Они более камерные. А предназначение современных инструментов - звучать в больших залах.

- Интересно, современные композиторы пишут музыку специально для мандолины?

- Да, пишут. Мандолина - это и сольный, и аккомпанирующий, и ансамблевый инструмент. Существуют целые оркестры мандолин. Такие оркестры называют неаполитанскими. Есть фестивали мандолины. Сейчас мандолина переживает период ренессанса. У меня была возможность путешествовать по миру с ансамблем мандолин, и я знаю, как тепло принимают этот инструмент во всех странах.

- Вы много выступаете. А был в вашей жизни самый необычный концерт?

- Да, когда мне было 16 лет, меня впервые пригласили сыграть с симфоническим оркестром. Я должен был исполнить произведение, которое изначально было написано для скрипки. Вышел на сцену, только начал играть, у моей мандолины порвалась струна. Дирижер не растерялся, он сказал зрителям: «Ничего страшного не произошло. Струны лопаются - такое случается. Мы сейчас сыграем другое произведение, а наш солист тем временем заменит струну». Эти слова меня очень поддержали. Я понял, порванная струна - не повод прерывать концерт: замени струну и продолжай выступление.