В ее трудовой книжке всего одна короткая запись: "Принята ученицей бутафора Казанского театра юного зрителя. 12 июня 1945 года".

Искусству "великого обмана", как в шутку называет свое ремесло заслуженный работник культуры РТ Анна Семеновна, она обучалась у одного из лучших бутафоров-декораторов тех лет - В.А.Любимцевой, работающей в драматическом театре имени В.И.Качалова.

- У Веры Алексеевны мы познали все азы бутафорского искусства, - вспоминает ветеран театра. - Она учила нас лепке, работе с папье-маше, выпиливанию лобзиком, составлению натюрмортов. Большое внимание уделялось изготовлению искусственной зелени: цветов, деревьев, кустарников и даже елей. "Зритель должен поверить в то, что любая вещь на сцене настоящая!" - не уставала повторять наша наставница...

Первой ее самостоятельной работой стал спектакль "Мещане" по пьесе М.Горького. Ромашкина до сих пор помнит, как тяжело ей давался муляж настольной керосиновой лампы конца ХIХ века.

- Я возилась с ней несколько дней: выпиливала лобзиком изящные детали оригинальной подставки, ломала голову над абажуром. Потом, помню, пришла на премьеру, чтобы посмотреть, как выглядит мое творение на сцене. Лампа "горела" как настоящая, и я была в восторге от того, что мне удалось обмануть зрителя...

Эта привычка смотреть на свою работу глазами зрителя осталась у нее на всю большую театральную жизнь. И даже сейчас, когда за плечами почти 60-летний опыт служения Мельпомене, она приходит на спектакли, чтобы убедиться, что ее бутафорский цех сработал как надо. Впрочем, цех - это громко сказано: ведь его коллектив сегодня состоит всего из... одного человека: ее самой!

- Когда-то у меня были помощники, а теперь я и начальник, и работник. Впрочем, такая же картина и в некоторых других театральных цехах, где тоже работают люди, преданные театру и своему делу...

За 59 лет ее "прописки" в тюзе здесь сменилось несколько поколений актеров, режиссеров и директоров. И всех она помнит и любит. И артистов Марию Неменко-Бобковскую, Бориса Роскина, Анну Пешкову, эвакуированных из Сталинграда в годы Великой Отечественной войны, и Петра Мулярчика, и Леонида Володина, и многих-многих других. Народных и заслуженных любимцев казанской публики она называет, как своих детей и внуков, по именам. А они обращаются к ней тоже по-домашнему - тетя Аня. Ведь она для них - родной человек, ставший частью их собственной жизни да и истории театра тоже.

- За двадцать лет работы в театральном искусстве я не встречал людей честнее, бескорыстнее и преданнее своей профессии, чем Анна Семеновна, - говорит главный режиссер тюза Георгий Цхвирава. - Причем она не только прекрасный специалист, но и очень скромный, отзывчивый и интеллигентный человек. Это просто счастье, что она до сих пор служит с нами!

А сколько спектаклей она оформила за эти годы! На 75-летии Анны Семеновны, которое коллектив праздновал в ноябре 2003 года, было отмечено, что бутафор-декоратор Ромашкина участвовала в постановке без малого... 600 спектаклей! Думается, что такой блестящий результат труда и вдохновения скромного театрального работника из Казани достоин Книги рекордов России.

- Анна Семеновна Ромашкина - это профессионал высочайшего класса, - считает народный художник РТ, лауреат премии Мусы Джалиля Сергей Скоморохов. - Не случайно многие казанские бутафоры считают ее своим лучшим учителем...

...Вся жизнь - в труде. Это сказано про таких, как она, - фанатиков, трудоголиков, славных и добрых людях, на которых, собственно, во все времена держалось и держится любое искусство.

Владимир МУЗЫЧЕНКО.