- На днях моя первоклассница спросила меня:

- Почему бандиты пошли брать заложников в школу, а не в Госдуму?

Вот такие сейчас дети. Они за последние дни вообще стали как-то тише, молчаливее, серьезнее. Но суть не в этом. Я поймала себя на мысли, что думаю в том же русле. Почему бандиты пошли в школу? А потому что наши школы - слабое звено.

Когда я узнала о событиях в Беслане и поняла, что это произошло в точно такой же школе, как моя, пришла в ужас. У нас тоже 1300 учеников, и как я могу ручаться за них? Ведь вся ответственность за безопасность возложена на нас, директоров. Что я должна сделать для их безопасности? У нас нет охраны, нет «тревожной» кнопки, а во многих школах нет даже вахтеров. У нас нет средств на восстановление материально-технической базы, а ЧОПы (частные охранные предприятия), пользуясь ситуацией, взвинчивают цены. В школе и мужчин-то не осталось, потому что за такую зарплату к нам даже женщины отказываются идти работать. Таким образом, мы становимся легким объектом для нападения бандитов.

После Беслана все напряжены как пружина. У директоров и учителей удлиненный рабочий день, я или дежурный завуч, стоя на крыльце, провожаем и встречаем учеников. Каждого малыша с рук на руки передаем родителям. Но ведь у нас не детский сад, мы учителя, у нас совсем другие обязанности. Проводим лекции о поведении в экстремальной ситуации, организовываем родительский патруль, но ведь не это же должно остановить преступников. Раз у нас сейчас такое сложное время, нужен вооруженный пост, нужна пропускная система. Утверждение о том, что приоритетное финансирование идет в образование, должно подтверждаться на деле, а не на словах. Необходимо поднять статус учителя. В конце концов школа - это наши дети, наше будущее, без которого все наши деяния бессмысленны. 

Итак, школы от беды не застрахованы и директора не в силах решить эту проблему. Вопрос надо решать кардинально, на государственном уровне, а вот этого как раз не происходит. Не прослеживается четкой политики государства по борьбе с бандитизмом - только дежурные меры, борьба на словах. До Беслана были два самолета, взрывы у метро. Мы услышали массу соболезнований от чиновников всех рангов, но ни одного имени виновных, по недосмотру которых все это произошло, названо не было. Как будто не было и нет тех, кто недосмотрел, пропустил, проглядел... А ведь после такого кошмара, как Беслан, весь российский Кабмин должен уйти в отставку.

Я потеряла доверие к власти, так как я и мои ученики не защищены. Сострадание - это хорошо, но это не та ситуация, когда этого достаточно. Иначе дальнейших жертв терактов не избежать.
Так что же тебе ответить, первоклассница?

Подготовила Светлана ГОРДЕЕВА.