Казани, конечно, не позавидуешь. Каждый день ломается ветхое жилье, которое надо куда-то вывозить. И хотя таких мест существует аж три и цену на прием строительного мусора на рекультиваторах к 1000-летию снизили до половины, машины не всегда добираются до них. В Салмачи, например, не пришло вообще ни одной машины! За неделю ночных дежурств экологическая милиция выявила 54 нарушения, когда строительные отходы после разборки трущоб не вывозились на свалки, а под покровом ночи сваливались где угодно в черте или вблизи города.

Однако и с теми, кто мусор - бытовой и промышленный - все-таки довозит до свалки, тоже проблема. Ее корень в отсутствии единой тарифной политики, считает министр экологии и природных ресурсов РТ Ирина Ларочкина. Так, стоимость услуг по захоронению ТБО от населения составляет 5 руб. за 1 кубометр, от предприятий - 65,5 руб. за кубометр. Вот этой разницей и решили воспользоваться перевозчики мусора, вывозя под видом жилого промышленный мусор. С одной стороны, это привело к тому, что нарушился график вывоза бытовых отходов, ведь вместо того чтобы заниматься вывозом мусора из своего района, «подмасленный» водитель везет чужой, а баки во дворах тем временем переполняются. С другой стороны, приемщики мусора наблюдают странную картину: общий годовой объем образования отходов в жилищно-коммунальном секторе не должен превышать 1217 тыс. кубометров в год, фактически же на Самосыровский полигон в прошлом году поступило на 360 тысяч кубометров больше, а с промышленных предприятий, наоборот, недополучили 284 тыс. кубометров промышленного мусора согласно расчетному объему. То есть население как бы стало производить мусора больше, а предприятия - меньше, с соответствующим перевесом в выручке за прием мусора. В итоге всей этой метаморфозы ЗАО «Казанский экологический комплекс» недополучило по итогам 2004 года свыше 17 млн. рублей, которые планировалось пустить на строительство мусоросортировочных станций при Самосыровском полигоне, а также второй карты для приема ТБО. Тех самых ТБО от населения, под видом которых в течение года сюда вывозились ТБО с промпредприятий города и которые сейчас прочно осели в казанских дворах. При этом надо иметь в виду - самосыровская свалка для приема ТБО уже закрыта, первая карта полигона на грани закрытия. Такой вот порочный круг.

Замминистра экологии Анатолий Щеповских считает, что единая тарифная политика на захоронение ТБО действительно была бы хорошим выходом из ситуации, если бы не явная дискриминация по отношению к обычному населению, которому придется платить наравне с предприятиями. «Если установить четкий контроль за ситуацией, то и двойные тарифы не помеха работе. Должна быть диспетчерская система отслеживания работы мусоровоза, чтобы в любой момент оператор знал, где находится его подопечный. Но для этого нужна генеральная схема уборки Казани, по которой можно было бы контролировать процесс вывоза мусора. Такой план, где были бы даже учтены узкие улицы, где обычные мусоровозы не проедут и для которых должны быть предусмотрены особые малогабаритные машины. Сейчас этого нет».

У Казани много чего еще нет. Не внедрена лизинговая система, нет техники, нет кадров, и самое главное - нет средств. Как пояснил зам. главы администрации Мансур Хафизов, на благоустройство города необходимо более
1 млрд. рублей, а в бюджете города предусмотрена лишь половина этой суммы. Кроме того, нормы накопления мусора пора пересмотреть в сторону увеличения, так как его количество ежегодно растет, соответственно, придется поднять и тарифы для хозяйствующих предприятий. «Для населения тарифы за вывоз мусора в этом году останутся прежними», - говорит Хафизов. И все же отцы города уверяют, что к 1000-летнему юбилею необходимые дополнительные средства будут найдены. «Мы обошли много порогов, буквально протерев одежду на коленях, чтобы изыскать их, - признался Камиль Исхаков, - так что финансовый поток будет обеспечен, главное - наладить четко работающую систему».

Между тем Ирина Ларочкина высказала еще одно пожелание: каждый казанец может сам продавать свой мусор - это называется стратегической политикой. Может быть, когда-нибудь она и станет нашим светлым будущим. Но не скоро. Как в цивилизованных европейских городах, министру экологии видится примерный горожанин, собирающий свой мусор в отдельные мешки - ветошь в один, бумагу в другой, стекло в третий (дотошные немцы даже лезвия собирают в отдельный пакетик), у которого все это скупают предприниматели по вторичным ресурсам. Эта пасторальная картина вовсе не кажется безумной, если учесть пример со стеклянным боем - подобный бизнес уже процветает в крупных городах России, частично подобные отношения между населением и мусоросборщиками введены в Набережных Челнах и Альметьевске. Здесь предприниматели сами гоняются за сдатчиками железных банок и стеклянных бутылок, а те в свою очередь далеко не бедствуют. Почему бы со временем, когда бизнес вторичного сырья станет в России действительно рентабельным, как на Западе, объектом купли-продажи не стать и прочим видам бытовых отходов?

 

Светлана ГОРДЕЕВА