Второй его приезд в Казань состоялся в мае 1767 года. Он находился в свите Екатерины II во время его путешествия по Волге.
Третий приезд Александра Ильича, уже кавалером ордена Александра Невского - первейшего из орденов, и в чине генерал-аншефа, не носил характера «визитации», но являлся прямой государственной необходимостью: разбойные действия беглого колодника Емельяна Пугачева,  выдавшего себя за спасшегося от смерти императора Петра III и, стало быть, супруга императрицы Екатерины II, выросли до общероссийских масштабов и приобрели характер гражданской войны.
«Начальников военный действий» против Пугачева и был назначен Александр Ильич, причем с получением чрезвычайных полномочий.
В ночь на 25 декабря 1773 года Бибиков приехал в Казань и нашел ее, как он сообщал в своем письме супруге от 30 декабря 1773 года, «в трепете и ужасе». Александр Ильич принялся за порученное ему дело с огромной энергией. «День и ночь работаю как каторжный, - писал он своему другу генералу Михаилу Михайловичу Философу в конце января 1774 года, - рвусь, надседаюсь и горю как в огне адском...»
Бибиков оставался в Казани до начала марта 1774 года. «Казань была успокоена, - писал «Журнал министерства народного просвещения», - и разосланные Бибиковым отряды везде действовали с успехом, так что все стали надеяться на близкое окончание дела».
15 марта 1774 года, дабы ускорить военные действия против самозванца, Бибиков перенес свой штаб из Казани в Бугульму. Здесь пришло к нему известие об успехах в Башкирии подполковника Ивана Ивановича Михельсона, которого когда-то Бибиков лично спас, найдя его тяжело раненным на поле боя.
О снятии осады Оренбурга доложили императрице, и та пожаловала Бибикова званием сенатора и кавалером ордена Святого Андрея Первозванного, служившего особой степенью награждения. Но Александр Ильич «не получил сих лестных изъявлений монаршей милости. Безмерная деятельность и чрезвычайные беспокойства души, с служением его сопряженныя, к тому же небрежение расстроеннаго здоровья, произвели сильную горячку и апостуему в груди, которая в несколько дней лишила Россию однаго из усерднейших сея сынов. Александр Ильич скончался 9-го апреля 1774 года на 44-м году, в малом и бедном татарском селении Бугульме» (А.А.Бибиков. Записки о жизни и службе Александра Ильича Бибикова. М., 1865). Известны его последние слова: «Милосердная государыня, конечно, их (его жену и детей. -  Л.Д.) призрит, но более всего жалею и стражду, оставляя в бедствии отечество...»
Державин оплакал его в своей оде, последняя строфа которой предлагалась им для надгробной надписи на могиле Бибикова в имении его вдовы, деревне Баршовке в 70 верстах от Казани...

Он был искусный вождь во бранях,
Совета муж, любитель Муз,
Отечества подпора тверда,
Блюститель Веры, правде друг;
Екатериной чтим за службу,
За здравый ум, за добродетель,
За искренность души его - Он умер, трон обороняя:
Стой, Путник!
Стой благоговейно!
Здесь Бибикова прах сокрыт!

Так заканчивал свою «Оду на смерть А.И.Бибикова» Гавриил Романович Державин. Я же хочу закончить свой очерк строками из стихотворения друга и почитателя Александра Ильича Бибикова, будущего сенатора и действительного тайного советника Николая Васильевича Леонтьева «На кончину А.И.Бибикова»:

Жизнь смертных измерять не подлежит годами,
Но их полезными Отечеству делами...

Леонид ДЕВЯТЫХ.