- В последние годы эксперты не раз говорили, что нынешним летчикам не хватает опыта и навыков управления воздушным судном в экстремальных ситуациях. Возможно, слабовата подготовка во время учебы?
- Действительно, практических навыков у них недостаточно, но и не только это. Проблема гораздо глубже, она накапливалась десятилетиями, с начала перестройки. По ряду причин, а также из-за новых требований, в числе которых и обязательное свободное владение английским языком, из гражданской авиации уволились многие российские летчики, которые к тому времени перешагнули 40-летний рубеж. В этом возрасте трудно научиться свободно разговаривать на иностранном языке. Остались молодые, не успевшие набраться летного опыта. Дошло до того, что из-за нехватки кадров штурмана ставили командиром экипажа только потому, что он свободно разговаривал на английском языке. В итоге получился разрыв между уровнем знания языка и профессиональной летной работой. Профессиональные летчики без знания языка оказались не у дел - это 90% летного состава российской гражданской авиации. Повторюсь, многие уволились, а образовавшуюся брешь пришлось заполнить иностранными специалистами.

- Вы учились на летчика еще по советской системе. Можете оценить, в чем плюсы и минусы современной российской летной школы?
- Советская авиашкола делилась на обучение военных, гражданских летчиков и летчиков-испытателей. Подпитывались эти школы системой ДОСААФ (Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту), которая готовила планеристов и летчиков начального уровня. К ним были подключены аэроклубы. В высших летных училищах обучали 4 года. Начиная с первого курса курсанты вместе с теорией получали практические навыки пилотирования на самолетах, причем на настоящих. Летали и выпускались на двух типах - ЯК-24 и ЯК-40. Это была школа постепенного роста летного состава. 

В российской школе подобного нет, потому что старые кадры ушли, а новые не набраны в достаточном количестве. В России из восьми высших училищ гражданской авиации осталось всего лишь одно - ульяновское. Но даже в нем из-за недостатка финансирования есть дефицит преподавателей, самолеты пришли в негодность, ресурсы выработались, учить некому и не на чем. 15 - 20 лет никто не занимался гражданской авиацией.

В школе летчиков-испытателей обучение шло только за наличный расчет. Систему подготовки авиационного персонала сократили, а где-то и вовсе убрали, также убрали заводы, которые производили авиационную технику. Нет самолетов на замену ТУ-134, ТУ-154. Российские летчики летали на старье, которое выработало свой ресурс, а это не более 25 лет. Летать не на чем. У нас местные воздушные линии вымерли, средние и ближние магистральные линии на ТУ-134 и ЯК-40 тоже, заводов по их производству нет, перестали выпускать ТУ-154. Взамен предлагают покупать борта заграничного производства. 

- Есть ли надежда, что гражданская авиация встанет на крыло?
- Есть, и это радует, хотя процесс будет долгий и может растянуться на десятилетие. Ульяновское высшее училище гражданской авиации возрождается, у него открылись два филиала. Наборы в них год от года увеличиваются. То же самое происходит и с военными авиационными училищами. Сейчас строится новый самолет ЯК-152 для ульяновского училища. Таким образом, наладятся полеты, обучение, в том числе и английскому языку. Есть улучшение, и с каждым годом оно все заметнее. 

Визитная карточка


Евгений Лушников - военный летчик 1-го класса, летчик-испытатель 1-го класса, полковник. Родился 19 апреля 1959 года в городе Кемерово. В 1976 году окончил Уссурийское суворовское военное училище. В армии с 1976 года. В 1980 году окончил Армавирское высшее военное авиационное Краснознаменное училище летчиков. В 1989 году окончил Центр подготовки летчиков-испытателей ГК НИИ ВВС. С 1989 года на летно-испытательной работе на Саратовском авиационном заводе. Производил облет Як-42, Як-40, самоделок. С 1995 года летчик-испытатель 576-го военного представительства Минобороны РФ (Казанский вертолетный завод). Испытывал Ми-8 (17) всех модификаций, 8-местный экраноплан, дельталет с жестким крылом, самоделки. С 2008 года командир воздушного судна поисково-спасательного отряда ПСО-21 ГУ «Мособлпожспас».
С 2011 года старший смены вертолетной площадки г. Клин МЧС России.