Карточные игрища проходили в корчмах, тайных кабацких банях на окраинах города и в близлежащих слободах - дело это было под запретом и духовных, и светских властей.

После стали играть по разным притонам, которые не стеснялось посещать ради карт и блудниц как степенное купечество, так и родовое дворянство.

Удар по притонам нанес в конце царствования императрицы Екатерины I казанский губернатор Артемий Волынский. Их превосходительство закрыл все дома терпимости, корчмы и кабацкие бани, где помимо запретных игрищ принимались блудницами изнывающие в телесном томлении clientes, случались свальный грех и прочий содом и гоморра.

Картежная игра переместилась в дома обывателей. К XIX веку в Казани играли все: и стар и млад, и богатый и бедный. «Удовольствие, которое, кажется, обратилось в необходимость для казанцев и которое помогает терять время и опустошать кошелек, это игра в карты, - писал в своей вышедшей в 1841 году, и наделавшей в городе скандалу книге «Казань и ее обитатели» лектор английского языка Императорского Казанского университета небезызвестный Эдуард Турнерелли. - Трудно представить себе, до какой степени карты овладели всеми сословиями города. Играют в бостон, вист, пикет и экарте, банк тоже в большом употреблении. Ежедневно можно встретить игроков, просиживающих за одною партиею сорок восемь часов и прекращающих ее только на несколько минут для питья и еды...»

Такой приверженности к картам не наблюдалось ни в обеих столицах, в которых проживал Турнерелли, ни в иных губернских городах. В том же 1841 году в «Указателе города Казани» были помещены «Правила виста, извлеченныя из опыта». «Когда вы имеете пять козырей, непременно козыряйте, хотя бы в остальных восьми картах не было и одной взятки... Но козырять следует следующим образом: а) при тузе, короле и трех малых козырях - начинайте с младшаго...»

Единственным «комиссионером карточной продажи» на всем Поволжье был казанский купец Онисим Месетников, добившийся разрешения на монопольную торговлю картами и сделавшийся сразу, как тогда говорили, миллионщиком.

Ровно полтора века назад жила в Казани на улице Красной (ныне Большая Красная) княгиня Варвара Долгорукая. Ее сиятельство могла играть в вист утром, днем, вечером, ночью и снова утром, куря при этом крепкие сигары или даже трубку жуковского табаку. Говорят, именно картишками она не дала пустить себя по миру своему муженьку князю Алексею Александровичу, безоглядно сотворявшему долги и раздававшему направо и налево векселя на их общие имения.

А как не упомянуть юнкера (впоследствии прапорщика) Болховского, пройдоху и мошенника, поклонявшегося единственно Мамоне, представителя одной из самых древнейших в России княжеских фамилий, правивших племенем древлян еще до Рюрика. Если верить его современнику - поэту и литератору князю Гундорову, князь Болховской был уволен из армии за шулерство в картах и прочие богопротивные дела, несовместные с офицерским чином.

Вот какова история карточной игры в нашем городе. Но круг ее вроде бы завершился вместе с рухнувшим СССР. Неужели начинается новый ее виток?

Полина ФЕДОРОВА.