И такой стабильности можно было бы позавидовать, только в более полезных для Отечества делах. Дать мзду и благодаря этому уклониться от службы в армии? Эка невидаль - так в России делают уже более 100 лет! Правда, теперь для этого и спецсловечко придумали - «откосить». 

А какими способами косили от армии, тогда еще царской, в начале прошлого века?

В 1914 году, в условиях начавшейся Первой мировой войны, в России появились поставщики новых «услуг»: консультанты по различным схемам отклонения от военной службы, посредники между чиновниками различных ведомств, медицинскими работниками, администрацией военно-промышленных предприятий и «потребителями». Как все знакомо, не правда ли? С той лишь разницей, что нынче все эти «коммерческие предложения» переместились в интернет. 

Своими исследованиями по этой теме с корреспондентом «Казанских ведомостей» поделилась главный научный сотрудник Института истории им. Ш.Марджани Академии наук Республики Татарстан доктор исторических наук Лилия Габдрафикова. 


Грянувшая в июле 1914 года Первая мировая война вызвала поначалу в России подъем национального духа и единение в обществе. Однако первые серьезные потери в воюющих войсках быстро отрезвили многих потенциальных призывников. В 1914 году уклонисты того времени стали придумывать различные схемы, чтобы избежать участия в военных действиях. Не стали исключением и жители Казани, впрочем, как и других городов Казанской губернии. 

В 2014 году повсеместно прошли памятные мероприятия, связанные со 100-летием начала Первой мировой войны. Благодаря такому вниманию «забытая война» обрела более объемные исторические очертания, в научный оборот введены новые документы и материалы. Вместе с ними открываются неожиданные эпизоды 1914 - 1917 годов, которые в очередной раз подтверждают: в России все имеет глубокие исторические корни, в том числе и коррупция. Этот порок пронизывал как всю систему управления, так и общественное сознание. И здесь не поймешь, спрос рождал предложение или наоборот.

Пути уклонения от военного призыва

Считается, что начавшаяся летом 1914 года война породила волну патриотизма. Но это было характерно скорее для официальных кругов. Хотя пропаганда в прессе делала свое дело: воспламененные новыми идеями, юные гимназисты и студенты ринулись записываться в добровольцы. Однако основная масса людей реагировала на объявленную военную мобилизацию болезненно. Запасные солдаты, призванные на фронт самыми первыми, устраивали погромы винных и других лавок. Немало оказалось среди потенциальных солдат тех, кто пытался нанести себе различные увечья, чтобы избежать призыва. Были и те, кто прятался или постоянно менял место жительства. 

Отсрочку от армии могли получить студенты, представители отдельных профессий, а также люди, не годные к службе по состоянию здоровья. Безусловно, нельзя исключать и различные частные договоренности, дававшие возможность отпрыскам влиятельных родителей остаться дома. Например, в начале 1917 года в Чистополе жандармские органы раскрыли группу лиц, занимавшихся организацией отсрочки от военной службы для состоятельных призывников. В их числе оказался доктор уездного по воинской повинности присутствия Михаил Неклепаев, помогал ему писарь того же присутствия Иван Королев. Одним из посредников между «поставщиками услуг» и «потребителями» стал местный обанкротившийся купец Нургалей Мансуров. 

От призыва освобождали несколькими способами. Первый вариант был таков. До медицинского освидетельствования доктор давал призывнику различные препараты для ухудшения его состояния. Во втором случае вместо подлежащего призыву человека освидетельствование проходило подставное лицо, имеющее определенные болезни. А иногда и просто выдавались оформленные документы о признании не годным к военной службе навсегда или же на определенное время. 

Особенно активно эта группа действовала во время мобилизаций 1914 - 1915 годов. Но в начале 1916-го о деятельности доктора Неклепаева стало известно другим членам уездного воинского присутствия, и они уже перестали прислушиваться к его мнению. А писаря Королева вскоре и самого призвали на военную службу.

Такая практика, очевидно, была распространена во многих городах, в том числе в соседних губерниях. «И вот поехали на призыв в город Стерлитамак. Не успели мы показаться, разные чиновники показывают пальцем дверь. Видели Тукаевых, богачей нашей деревни, тоже приехали на призыв, уж они подмазали где надо и нашли причины, оставили их совсем негодными, а на самом деле здоровее нас. Верна пословица - «Дела богача везде как масло». Их бы нужно в первую очередь», - делился своими мыслями солдат Юсупов в письме своему товарищу, написанном 15 марта 1915 года.

Справедливости ради надо отметить, что не все богатые люди пользовались такими схемами. На войну уходили и дети очень состоятельных родителей.

«Льготные» предприятия

В годы войны на определенные льготы могли рассчитывать работники предприятий и учреждений, связанных с нуждами армии. В первую очередь - заводы и фабрики военно-промышленного комплекса. Однако вскоре и многие из них стали прибежищем различных лиц, скрывавшихся от воинского призыва. В 1916 году крестьянин Царевококшайского уезда Казанской губернии Василий Сергеев написал донос на учителя Сотнурского ремесленного отделения Алексея Казанкина, который организовал артель по изготовлению шрапнельных ящиков для нужд войны. По словам заявителя, «как сам, так и состоящие в ней лица бездействуют, организация этого дела служит только всем состоящим в этой артели лицам целью для освобождения от принятия на военную службу…» В артели работали 19 человек, 13 из них были освобождены от службы. 

Довольно часто материально обеспеченные люди устраивались на работу в «льготные» предприятия лишь формально, а фактически тяжелым фабрично-заводским трудом не занимались. Подобным злоупотреблениям с фиктивными работниками на военных предприятиях власти начали уделять внимание лишь через несколько лет после начала войны.

Например, казанские призывники довольно часто «устраивались» на работу на Казанский пороховой завод.

Так, сторожем этого казенного завода с 4 декабря 1915 года числился владелец бакалейной лавки на Владимирской улице - казанский мещанин Исмагил Сайфуллин. В ходе проверки жандармерии выяснилась занятость «сторожа» в сфере торговли, и уже в 1916 году его мобилизовали в действующую армию. Конечно же, он был не единственным казанским мещанином 30 - 40 лет, который «работал» на пороховом заводе. Уклонисты вызывали справедливое возмущение у рабочих этого оборонного предприятия. Они считали их совершенно непригодными к такой работе.

Не хочешь в армию - иди в чиновники

Такого рода махинации были характерны не только для коммерческих предприятий, некоторые записывались в различные городские муниципальные комитеты. Например, только по одному из списков казанской жандармерии в 1916 году 11 человек из таких комитетов отправили на фронт. Прибегали к подобному и высокопоставленные чиновники. Казанский губернатор устроил в губернское пробирное управление своего знакомого, чтобы молодой человек смог получить отсрочку от призыва. При этом он ничего не понимал в своей новой службе.

По сути, в обществе продолжали действовать двойные стандарты: с одной стороны, военные ведомства совместно с жандармерией буквально вылавливали уклонистов из рядов настоящих работников «льготных» предприятий и учреждений. Особенно активно они стали работать в этом направлении с 1916 года. С другой стороны, сами же высокопоставленные чиновники, не стесняясь, практиковали подобные схемы уклонения от военной службы, тем самым негласно одобряя их. 

Коррупция медленно, но верно разъедала российское общество. А впереди страну ждали проигранная война и Октябрьская революция 1917 года. 

Уголовный кодекс РФ содержит отдельную статью для решивших откосить от армии под номером 328. Статья предусматривает следующее наказание: крупный денежный штраф, который может достигать 200 тысяч рублей, временное заключение (арест) на временной период до полугода, тюремное заключение сроком до двух лет.